Агрессивные действия, как правило, провоцируются в ходе бытовых ссор; специфическая измененность в эмоциональной сфере, особая иерархия личностных ценностей, неспособность прогнозировать последствия своих действий облегчают реализацию агрессивных, порой крайне жестоких и повторных насильственных действий. Кроме того, среди этой категории больных женщин много таких, которые подпадают под влияние асоциальной группы, являясь бездумными исполнительницами чужой воли, рассказала Петрова, которую заинтересовали ортопедические матрасы lonax. Следующее клиническое наблюдение иллюстрирует повторные тяжкие действия С., больной с простой формой шизофрении с психопатоподобными расстройствами, осложненной алкоголизмом и наркоманией. С., 32 лет, обвиняется в совершении кражи личного имущества и соучастии в убийстве четырех граждан. Наследственность психическими заболеваниями не отягощена. Раннее развитие правильное. По характеру в детстве была общительной, спокойной, послушной. Учиться в школе начала своевременно, успевала хорошо. С 14 лет резко изменилась по характеру. Стала грубой, циничной, забросила занятия в школе, била учеников, рвала их тетради, нарушала дисциплину на уроках, перестала слушаться родителей, часто не ночевала дома, стала употреблять спиртные напитки. Появился повышенный интерес к мальчикам, бегала за ними с криком: «Все равно тебя ощупаю». Отказывалась посещать уроки физкультуры, мотивируя это тем, что ее могут увидеть без платья. В связи с неправильным поведением была стационирована в психоневрологический диспансер, где лечилась в течение двух месяцев с диагнозом «психопатоподобное поведение в пубертатном возрасте, шизофрения ». Как видно из истории болезни, в больнице была грубой, развязной, сексуально расторможенной. Она знакомилась с больными из мужских отделений, обнажалась перед ними, просила показать свои половые органы. Периодически бывала двигательно возбужденной. Проводилось лечение шоковыми дозами инсулина, но улучшения состояния не отмечалось. В последующем она еще неоднократно стационировалась в психиатрические больницы с диагнозом «шизофрения, простая форма». Поведение в больнице было однообразным — она была манерной, дурашливой, временами гиперсексуальной, агрессивной, избивала больных, нецензурно бранилась. В периоды между поступлениями в больницу была груба с родными, особенно с отцом, пьянствовала, уносила из дома вещи, убегала из дома. Попытки родителей заставить С. работать или учиться оканчивались неудачей.

Что касается характера криминальных действий, совершаемых женщинами с истерическим расстройством личности, то в период с 1935 по 1993 г. их соотношение существенно не менялось. Преобладают корыстные правонарушения и насильственные действия. Полученные результаты подтверждают мнение Б. В. Шостаковича и Л. В. Гусинской о структуре опасных действий, совершаемых как лицами, страдающими психопатиями истерического круга, так и психопатическими личностями в целом.
На изменение структуры экзогенно-органических вредностей, участвующих в формировании психопатии и способствующих видоизменению ряда динамических характеристик, указывает уменьшение частоты перинатальных вредностей, нейроинфекций, тяжелых инфекционных заболеваний. Стабильно высокими остаются показатели травматического поражения головного мозга, возрастает заболеваемость психосоматическими и эндокринными болезнями, усиливается влияние таких экзогений, как алкоголизм, наркомания, токсикомания. При этом в судебно-психиатрической практике возросло сочетанное воздействие ряда экзогенно-органических вредностей. Сравнение характера ведущих психогений свидетельствует, что на всех временных этапах преобладают такие, как привлечение к уголовной ответственности, протрагированные психогении смешанного типа, а в последние 25 лет — семейные, личные конфликты. Таким образом, для лиц с истерической психопатией значимыми являются психогении, сочетающие объективные фрустрирующие факторы в связи с привлечением к уголовной ответственности и индивидуально значимые. Формы же личностного реагирования таких лиц отличаются существенным своеобразием и временной тенденцией к уменьшению диссоциативных при одновременном росте соматизированных и личностных.

Анализ структуры истерических личностных расстройств у женщин с истерической психопатией свидетельствует о преобладании смешанных патохаракгерологических синдромов. Выделенные патохарактерологические синдромы широко известны. Подобные классификации истерических синдромов представлены в исследованиях По мнению Э. Крепелина, классифицировать психопатические личности — чрезвычайно сложная задача. Как правило, речь идет о различных сдвигах в сочетаниях одних и тех же болезненных симптомов, из которых то один, то другой в большей или меньшей степени определяет клиническую картину, поэтому при разделении психопатий на отдельные формы получаются «круги», которые во многом «накладываются» и «пересекаются» друг с другом. Эти положения достаточно точны, современны и со всей полнотой могут быть отнесены к построению типологии истерической психопатии. Тем не менее в результате многочисленных исследований истерической психопатии были определены различные облигатные патохарактерологические и личностные расстройства. Э. Крепелин считал основным свойством истерических личностей склонность ко лжи, фантазированию, псевдологии, обусловленную болезненным перевозбуждением воображения с непостоянством воли и разбросанностью побуждений. Подобных личностей он относил к группе «лжецов и обманщиков» и указал точки «соприкосновения» этой группы лиц с патологическими характерами с группой больных «аффект-эпилепсией», с «эпилептическими обманщиками», антисоциальными психопатами. Гиперфантастические склонности, как кардинальные симптомы истерической психопатии, учитывались Т. Ziehen, К. Bimbaum, многоосевой классификации выделял в качестве основной группы среди истериков индивидуумов со склонностью ко лжи, фантазированию и хвастовству. Основой этих патохарактерологических расстройств Е. Kahn считал инфантилизм, преобладание детских механизмов реагирования. Им были выделены группы «анонимных жалобщиков» и «отравителей», которых он относил к антисоциальным личностям, к «истерическим канальям», а также смешанные подгруппы — истерошизоидных, эгоцентрических с жаждой признания , истерических тиранов.

Типология истерической психопатии была бы неполной без учета истеротормозимых личностей. Этот подтип был описан Е. Kahn как истерические шизоиды, и Е. Kraepelin — как «тихие», «молчаливые». N. Petrilowitsch предлагает обозначить группу лиц с истерическим характером, окружающих себя атмосферой таинственности и обнаруживающих истерические реакции в ключевых ситуациях, термином «блазированные» , противопоставляя этот подтип импульсионно-экзальтированным личностям. сущность демонстративного или более выраженного истерического типа акцентуации видит в аномальной способности этих личностей к вытеснению актуальных переживаний. Эта особенность психики тесно связана с психическим инфантилизмом и стремлением к самоутверждению, к «бегству в болезнь» и умением приспосабливаться. А. О. Фильц, с учетом стержневых для этого типа психопатии расстройств, выделяет три группы пациентов — с преобладанием: 1) психического инфантилизма; 2) собственно «гистрионности» ; 3) склонности к конверсионным расстройствам. В последней международной классификации болезней понятию истерическая психопатия соответствуют гистрионная, нарциссическая, пассивно-агрессивная и в какой-то мере пограничная личности. Таким образом, в группе истерического расстройства личности имеется значительная вариабельность патохарактерологических расстройств. Вместе с тем, как указывала А. Я. Левинсон, эти расстройства группируются как бы по двум направлениям в соответствии с особенностями динамики истерической психопатии; этот процесс отражает специфическую компенсацию истерии: 1) эпилептизация личности; 2) шизоидизация личности. Как показали результаты исследования, психопатии в судебно-психиатрической клинике отличаются более выраженным уровнем личностных расстройств по сравнению с общепсихиатрической, общемедицинской практикой. Все случаи так называемой глубокой психопатии были выявлены именно в этой группе наблюдений.