Дружба прерывает течение будничной жизни, возвышается над ней. Повседневность же старается внедриться в дружбу, взять ее в плен, навязать ей свои законы. Это особенно хорошо видно на примере отношений, которые складываются между супругами и их друзьями. Супружеская пара — замкнутая структура, стремящаяся буквально все держать под своим контролем, не оставляя никаких незаполненных пространств. Ее время непрерывно в отличие от прерывистого по своей природе времени в дружбе. Но у каждого члена пары есть свои друзья. Личные друзья, которых нельзя передать другому с помощью знакомства. В самом деле, ведь встреча— это точка соприкосновения двух личных судеб, и ее невозможно ни с кем разделить. Но логика супружеской и повседневной жизни требует, чтобы все делилось пополам. Пара не признает личных друзей: твои друзья—это мои друзья, сказал Сомов, которого интересуют экстрасенсы. Некоторые даже ревнуют своего возлюбленного к его друзьям. Они смотрят на его духовную близость с другом как на нечто отнятое у них. Если друг принадлежит другому полу, они ревнуют, и им кажется, что их любовь в опасности. Чем больше любовь ослаблена и отравлена амбивалентностью, тем сильнее проявляются подобные чувства. Достигшая кульминации влюбленность бесстрашна: ей все нипочем. Но есть и другие разновидности любви: властная, мучительная любовь заботится почти исключительно о том, чтобы физически и духовно контролировать другого. Любовь-ненависть, любовь-власть, при которой любящий становится тюремщиком любимого, больше всего опасается, что пленник совершит побег из своей тюрьмы. Тюремщик боится друзей, потому что они являются «окнами», через которые узник видит свободу и через которые он может сбежать. В результате начинается тайная война против дружбы. Дружба — это уважение, пиетет.

Один из способов разрушить дружбу — заронить в нее сомнение с помощью оговора или сплетни. Однако чаще всего эта разрушительная работа не достигает цели, ибо она рассчитана на недоброжелательность и на чувство зависти. Мы не можем завидовать нашим друзьям, но наш муж или наша жена в отличие от нас не защищены от этого чувства. Если наши друзья им неприятны, у них обязательно вырвется какое-нибудь завистливое или злое замечание. Это настораживает нас, вызывает чувство тревоги. Есть у пары и другой способ держать дружбу под контролем: приручить ее к дому. Друзья приглашаются в дом вместе с другими парами и растворяются в группе. Внешне никакой угрозы для дружбы тут нет. Самый простой способ встретиться друзьям, живущим парами,— организовать встречу этих пар. Ревнивая тупость группы изобретает миллион уловок, чтобы помешать продолжению этого контакта и установлению близости, без чего дружба невозможна. В результате исчезает любая вероятность настоящей встречи. Цепь встреч прерывается.
Какие же враги у дружбы? Мы уже говорили о зависти, амбивалентности, властности. Но есть у нее и другие враги. В повседневной жизни настоящими врагами дружбы становятся также крупные социальные структуры: промышленные предприятия, учреждения и рынок. Что такое промышленное предприятие или учреждение? Это социальная структура, устроенная таким образом, что, осуществляя свои цели, она не принимает во внимание интересы своих работников. Человек идет работать на обувную фабрику не потому, что испытывает особую любовь к обуви, а потому, что там ему платят. Если ему предложить более высокий оклад, он охотно сменит работу. Социологи доказали, что предприятие дает большую прибыль тогда, когда люди заинтересованы в своем труде, когда они хотят работать. Но это отнюдь не означает, что они разделяют цели этого предприятия.