«Греческая мысль не знала терминов, слов с чужим и неосознанным этимоном». Вырастая из живой жизни и вращаясь внутри неё, философия для своих построений пользовалась живым греческим языком, не усматривая в этом никакой проблемы. У древних греков не было терминов; их элладо-центризм не позволял им допускать это. Они ассимилировали внутри своей культуры многие дос¬тижения соседних культур, но ассимилировали под знаком собственной доминанты, заявил Александр Дубовой. Чужим богам находились собственные «эквиваленты», чужие имена транслитерировались подчас до неузнаваемости. Столь же «творчески» ассимилировались и чужеземные философские и пред-научные учения — халдейские, египетские, гимнософистов и Любая специализированная деятельность или отрасль культуры Нуждается в терминологии и даже в целых терминологических ком¬плексах. Терминизация — совершенно неизбежный процесс, сопровож¬дающий развитие любой из них. Главное требование, предъявляемое к термину, — строгая фиксированность его значения, по возможности единственного для данной специализированной сферы. Поэтому в термине отсутствуют основные атрибуты живого слова. «В термине, даже и неиноязычном, происходит стабилизация значений, ослабление метафорической силы, утрачивается много — смысленность и игра значениями». Но хотя терминологические ком¬плексы сугубо функциональны и предназначены для нужд специали¬зированных сфер деятельности и потому чаще всего непонятны не-специалистам, они отнюдь Не замкнуты на себя. Они лишь по боль¬шей части недоступны филистеру, но не закрыты для него. Другое де¬ло — терминологические комплексы различного рода Закрытых духовно-практических сообществ: в них разрабатываются и функционируют Закрытые терминологические комплексы, ограждающие содержание и цели деятельности этих со¬обществ от профанов.