Контакт руководителя бригады и наставников с руководителями лагерейНаиболее важным для хорошего начала полевой работы был контакт руководителя бригады и наставников с руководителями лагерей. Мы представили свою программу, которая была направлена в основном на оказание психологической помощи. Она была более конкретной в отличие от программ, преследовавших гуманитарные и образовательные цели, трудоустройство или охрану здоровья. Такие программы составлялись для создания иллюзии нормальности, имитации жизни, в то время как наша предназначалась для того, чтобы помочь людям выжить, помочь им поверить в то, что они могут снять стресс, восстановить уверенность в себе, а также поставить их перед лицом своих психологических реакций и поддержать их хрупкое «я». Дискуссии с руководителями лагерей дали достаточно информации об организации будничной жизни беженцев и перемещенных лиц. В большинстве лагерей беженцы питались в центральной кухне и редко готовили еду самостоятельно; это только усиливало у них тенденцию к регрессии и мешало индивидуализации. Наша работа менялась от лагеря к лагерю, в зависимости от потока людей, их возраста, пола, образования и уровня квалификации специалистов в бригаде. Полевая бригада состояла из общепрактикующего врача, младшего психиатра и медицинской сестры. Тот факт, что мы были «докторами», заставлял беженцев доверять нам. Вначале они находили более легким принимать нас на соматическом уровне и лишь потом — на психологическом. Мужчины поначалу всегда были отстраненными, матери говорили о проблемах своих детей. Мы должны были избегать назойливых людей, которые пытались монополизировать нас. Вскоре мы организовали различные мероприятия: измерение кровяного давления, групповую работу для различных возрастных групп, группы игровой терапии для детей, помощь в выполнении школьных заданий, индивидуальные беседы, семейную терапию и т. д. Такая деятельность позволяла нам выявлять людей, которые нуждались в лечении и направлении к специалистам, работающим вне лагеря.