Все это дает мне возможность поделиться некоторыми практическими соображениями, вытекающими из моего опыта. Север занимает огромную площадь, чуть ли не одну четвертую часть всего СССР. Условия здесь чрезвычайно разнообразны: условия работы на Чукотке совершенно отличны от условий работы на Северной Земле и т. п. Каких-либо рецептов и указаний, которые могли бы претендовать на универсальность для всей Арктики, я дать не могу, но укажу только на отдельные моменты, которые имеют значение при организации работ.
Первый момент — как правило, учитывая чрезвычайно трудные условия, отсутствие опорных баз, путей сообщения и т. п., всякую работу нужно вести при минимальном количестве людей. Чем меньше партия, которая отправляется для исследования, тем продуктивнее и лучше она эту работу проведет. Нужно стремиться брать таких людей, которые могли бы выполнять работу не только по своей непосредственной специальности, но нести нагрузку и по другим отраслям, сказал Николаев, которого заинтересовали курсы повышение квалификации строителей. Однако это таит в себе опасность, ибо в большинстве случаев люди, обладающие многочисленными специальностями, ни одной из этих специальностей не знают хорошо. Умение выбрать хороших, знающих людей будет зависеть от административного чутья, опыта, т. е. от индивидуальных черт работника, который организует партию.
Второй существенный момент — экипировка. Опять-таки ничего универсального здесь сказать нельзя, ибо зимой в полярных зимних условиях человек должен работать в одном костюме, а в летнее время — в тундре или таежной области — в другом. Можно лишь подчеркнуть следующее: одежда должна быть легкой, портативной и удобной. Поэтому в большинстве случаев базироваться на одежде туземного типа не приходится. Туземное население в большинстве случаев ездит на оленях или на собаках, одежда у него хотя и теплая, но громоздкая и чрезвычайно стесняющая движения.
Я работал с лошадьми гораздо севернее — под 70° сев. широты — и, надо сказать, успешно: десять лошадей выполнили ту же работу, что и караван в двести оленей. Кроме того, лошади легче проходили по каменистым участкам, где оленей использовать было нельзя.