Психомоторное возбуждениеВо время госпитализации у П. П. отмечалось психомоторное возбуждение, он с трудом шел на контакт, отвечал на вопросы лаконично или не отвечал вовсе. Однако спонтанно он рассказывал о своем прошлом: каким он был хорошим хозяином фермы и как однажды он и его сыновья все это вернут и он всем покажет, что именно он может делать. У него отмечалось нарушение ориентировки в месте и времени. П. П. полагал, что находится в Мостарской больнице и что все происходит летом. Он знал, что его жена умерла, что один из его сыновей ранен, но считал, что «это несерьезно, поскольку он молодой и полностью выздоровеет». Он был не способен производить обратный счет, складывать и вычитать простые числа, не мог запомнить показанные ему три предмета и не узнавал на фотографиях знакомых ему людей. Он не мог вспомнить имена своих детей и даты их рождения. Как только он садился, сразу же начинал дремать. Через несколько дней он успокоился и больше не проявлял агрессивности, легче шел на контакт. Он разговаривал с другими больными, но все еще не ориентировался во времени и не умел считать. Отмечались явные признаки слабоумия. Один из его сыновей приехал с поля боя навестить отца. Сын был шокирован, поскольку «отец три месяца назад был совершенно здоров, он знал все и был самым главным человеком в деревне». Сын спрашивал: «Что случилось с нашим отцом? Это совершенно другой человек». Его отец был тупым, холодным и больше разговаривал с другими больными, чем со своим сыном. Он слушал его, но не задавал никаких вопросов. Он даже не спросил о двух других сыновьях. Единственное, о чем он спрашивал у своего сына несколько раз, — это «Ты голоден?».