Руководитель лагеря играл отцовскую рольРуководитель лагеря играл отцовскую роль, работники из гуманитарных организаций — материнскую. Управленческий совет обычно находился в конфликте и с «отцом», и с «матерью», и наоборот. Когда мы начинали свою работу, почти через год после того как беженцы и перемещенные лица покинули свои дома, недоверие этих людей усиливалось из — за ощущения заброшенности и отсутствия надлежащей заботы со стороны правительства и руководства лагеря. Вдобавок у некоторых беженцев не было документов, некоторые из них даже дезертировали из армии. Например, восемнадцатилетний мальчик постоянно избегал нас; когда нам наконец-то удалось поговорить с ним, он сказал, что ему шестнадцать лет. Только спустя некоторое время после того как мы завоевали его доверие, он открыл нам свой возраст. Несмотря на то что большинство членов нашей бригады имели достаточный опыт работы с людьми, мы многому научились в лагерях для беженцев. Полевая работа находится в противоречии с принципами классической психиатрии и психотерапии. Гарантия, исходившая от чьего-то офиса, здесь сводилась к гарантии, которую мы могли дать как люди и специалисты. Мы запланировали провести работу в две стадии. Приготовление к работе проводилось на основе предыдущего опыта некоторых членов бригады в работе с беженцами, а впоследствии мы ознакомились с организацией и реакциями беженцев. Более опытные члены бригады поделились своими знаниями с более молодыми и создали программу тренинга по психическим расстройствам, вызванным военными травмами, и их симптомам.