Транснационализация как важнейшая и всепронизывающая закономерность глобализации в кратчайшие сроки стала беспрецедентной для сфер производства, финансов, торговли, банковской деятельности, а также культуры, СМИ, общественных акций и т. д. Транснационализация в ходе вселенского распространения дала импульс процессам формообразования, воплотившись в адекватные ей организационные формы, обеспечивающие структурирование властных группировок, человеческих масс, ресурсов и информации, а также их координацию и диверсификацию независимо от национальных границ. Особенно впечатляющим оказался процесс транснационализации ТНК, предпосылкой, а затем и следствием которого была транснационализация финансов. ТНК как родительские компании в рекордно сжатые сроки развернулись во вселенских масштабах через многочисленные филиалы, дочерние фирмы; они «обложили» планетарное пространство рекламными и другими, работающими на них сетевыми структурами. В основе лавинообразного их распространения и невиданного ранее могущества лежала конкуренция, приобретающая в новой планетарной среде иные, весьма изощренные формы, а также опосредованная усилиями государства, знаковых фигур, международных организаций, СМИ и т. д. С транснационализацией, как это уже отмечено, тесно связаны и иные процессы планетарной трансформации. Изменениям в условиях информационной революции и под влиянием ее процессов подвержены не только конкретные формы, но и принципы устройства мирохозяйства и, все в большей степени — всего общества. Знаковым в этом отношении является замена иерархического принципа горизонтальными построениями, сказал Денисов, который заказал антикварные книги на http://www.antiquariy.ru/. В итоге этой замены глобальное пространство оказывается пространством сетей, постоянно меняющих в силу нарастающего динамизма свою конфигурацию. При этом в экономике ключевым звеном трансформационных изменений становится корпоративный капитал, формирующий качественно отличающийся от прежнего глобальный рынок. Существенной чертой этого капитала стало генерирование перехода к рынку, где господствует не покупатель, а транскорпоративный субъект, который навязывает ему определенную систему потребностей и сознательно манипулирует остальными агентами рынка, поскольку они превращаются в клиентов корпоративного капитала, который тотально господствует над всеми параметрами социально-экономической жизни.