Большой заговор молчания окружавший проблему изнасилованияБольшой «заговор молчания», окружавший проблему изнасилования, вероятно, вытекает из потребности отрицать это травмирующее переживание. Из гражданских дел известно, что количество «скрытых случаев изнасилования» велико. Точные данные никогда не известны в первую очередь по психологическим причинам. Это повторилось в военной ситуации. В этой войне «заговор молчания» был в основном психологически мотивированным. Жертвы и их семьи сохраняли молчание в отношении этой травмы. С другой стороны, более широкое сообщество, как внутри страны, так и международное, не пережившее такого рода военных пыток, предало гласности эту тему — следовательно, изнасилования во время войны никогда прежде не обсуждались в таком масштабе. В обществе не было «социального заговора молчания», как во время прошлых войн. И все женщины вели себя как преступницы, а не как жертвы. Анонимность была первой и основной мотивацией, которая подавляла другие, даже более важные, например желание рассказать, что произошло и что все еще происходит на войне. С другой стороны, многие женщины, которые не были изнасилованы, злоупотребляли этой ситуацией и свободно и откровенно давали «показания» в отношении их «изнасилования». В основном они хотели уехать в третью страну. Однако мы, как специалисты, вскоре обнаружили различия в психических проявлениях и форме поведения у настоящих и так называемых жертв войны. Несмотря на общественный интерес и интерес отечественных и зарубежных специалистов, более организованную заботу о жертвах изнасилования нельзя было проявить, потому что женщины не обращались за помощью и большей частью оставались анонимными.