Регрессивное поведение у беженцевПеремещенные лица и беженцы, особенно склонные к регрессивному поведению, будут при этом уходить в еще большую регрессию. Люди, пережившие психическую травму, чрезвычайно подозрительны. Они опасаются, что их снова обманут, и хотят «проверить» каждого человека, прежде чем решиться поговорить с ним. Поэтому, если пациент отказывается разговаривать, не следует настаивать на вербальном общении во время первого интервью. Выражение лица, жестикуляция, интонация голоса, слова психотерапевта и его присутствие могут иметь большее значение для создания атмосферы доверия, необходимой для откровенной беседы. Важно показать пациенту несколькими фразами доброе и заинтересованное отношение, убедить, что психотерапевт является человеком, которому можно доверить содержание своих страхов, сомнений и ночных кошмаров. Однако психотерапевт должен осознавать, что некоторые переживания перемещенных лиц и беженцев настолько болезненны и позорны для них, что они не могут рассказывать о них даже самым близким друзьям или членам семьи. Во время интервью психотерапевт не должен доминировать в беседе. Если он слишком навязчив или агрессивен, пациент уходит в себя либо раздражается или возмущается. Наш опыт показывает, что следует позволять пациенту говорить, не перебивая его и лишь иногда слегка направляя беседу и помогая расслабиться. Мы обращалй внимание как на то, о чем говорит пациент, так и на то, как он говорит, о чем он не сказал, что упустил из виду, о чем избегал говорить или что сказал после определенного колебания или заминки. В начале общения частые остановки во время беседы или заикание служили признаком того, что человек все еще не готов рассказать о некоторых своих психотравмирующих переживаниях, потому что ему либо неудобно, либо он боится, что его не поймут. По мере того как постепенно доверие к нам как к психотерапевтам возрастало, беспокойство и сопротивление людей в разговоре о психотравме уменьшались. Однако некоторые из них пережили такие серьезные психотравмы, что совсем не могли о них говорить. Мы осторожно давали им знать, что понимаем их страхи и чувства и что подождем до тех пор, пока они не будут готовы поделиться с нами своими болезненными переживаниями.