Широкое разнообразие клинических проявлений и психические нарушенияУ пожилых людей встречается широкое разнообразие клинических проявлений, и психические нарушения меняются у них изо дня в день. Пожилым людям, пережившим военную психотравму и являющимся в настоящее время беженцами и перемещенными лицами, очень трудно поставить диагноз в соответствии с современными диагностическими критериями. Работая с пожилыми людьми, мы часто спрашивали себя: наблюдаем ли мы симптомы, развившиеся в результате перенесенной психотравмирующей ситуации, или синдром в форме специфической реакции, связанной с индивидуальными характерными особенностями, или мы наблюдаем реальность, не полностью уточненную в имеющихся в настоящее время психиатрических классификациях. Ответы на эти вопросы не получены до настоящего времени, и только опыт работы с большим количеством пожилых людей, переживших психотравмы, может помочь ответить на эти и другие вопросы. У пожилых людей множество специфических трудностей. Чаще всего они предоставлены сами себе. Жизнь в поселении для беженцев разрушила их привычный уклад: они перестали рано просыпаться для того, чтобы накормить живность, разжечь огонь, приготовить завтрак. Они говорят об утрате своего хозяйства, о том, что у них нет дома, на который они работали всю жизнь. Они всегда плачут, когда вспоминают об этом — даже через два года после случившегося. Только потом они упоминают о своих убитых сыновьях, братьях и родственниках. Наш опыт показывает, что пожилые люди в перечне пережитых во время войны травм на первое место ставят утрату дома. Эта субъективная оценка пожилыми людьми степени тяжести психотравмирующего события значительно отличается от оценки более молодых людей. Несколько примеров убедительно иллюстрируют тип психической травмы, которую можно обнаружить у пожилых людей.