Действительно, в самой сущности адвокатуры в России, как практически во всем мире, заложено объективное противоречие, которое объясняется дуалистическим характером ее деятельности. С одной стороны, адвокатура имеет общественно-политическую, конституционную, публичную функцию, которую предписывает ей выполнять ст. 48 Конституции РФ – оказание квалифицированной юридической помощи, в том числе и бесплатно. Именно поэтому законодатель в п. 2 ст. 1 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в ред. от 20 декабря 2004 г.; далее – Закон об адвокатуре) не относит адвокатскую деятельность к предпринимательской. С другой стороны, адвокаты являются самозанятыми лицами, которые содержат себя сами и работают, чтобы кроме удовлетворения своих духовных потребностей иметь доход. А вот адвокат в швейцарии. Таким образом, налицо дуализм адвокатского бизнеса, заключающийся в том, что он имеет коммерческую и некоммерческую составляющие. Бизнеса в буквальном смысле этого слова – дела, занятия, деятельности (безотносительно к тому, коммерческая она или нет).
Рынок обычно предполагает создание равных возможностей, добросовестную конкуренцию и разумное вмешательство государства в его развитие. Относительно последнего условия имеются большие сомнения, если говорить об отношении нашего государства к коммерческой составляющей нашего бизнеса.
Статус адвоката в соответствии со ст. 9 Закона об адвокатуре присваивается юристам, доказавшим свой высокий профессиональный уровень на квалификационном экзамене, имеющим высшее юридическое образование или ученую степень в области права, как минимум 2-летний стаж работы по юридической специальности, дееспособным и не судимым за умышленные преступления.
Признавая нас высококвалифицированными юристами и возлагая на нас публичную функцию, которую мы выполняем зачастую без всякой материальной выгоды для себя, законодатель не гарантировал нам равного положения на рынке с теми, кто адвокатами не является, более того – создал препятствия для развития коммерческой составляющей нашего бизнеса и поставил нас в неравные условия по отношению к другим участникам рынка.
Я имею в виду налогообложение. На первый взгляд все выглядит достаточно красиво: относительно низкая ставка единого социального налога (ЕСН) – 8%, освобождение от уплаты налога на добавленную стоимость (НДС). Кроме того, адвокатские образования, за исключением адвокатских кабинетов (так как последние не являются юридическими лицами), освобождены от уплаты налога на имущество организаций. Однако адвокаты и их образования лишены возможности применять упрощенную систему налогообложения (УСН) (пп. 10 п. 3 ст. 346.12 НК РФ), чего не скажешь о других участниках рынка юридических услуг.
УСН устанавливает налоговую ставку в размере 6% на доходы или 15% – на доходы за вычетом расходов (ст. 346.20 НК РФ) и освобождает в нашей ситуации бизнес организаций от уплаты налога на прибыль, ЕСН, налога на имущество и НДС, а бизнес индивидуальных предпринимателей – от уплаты налога на доходы физических лиц (НДФЛ), ЕСН, налога на имущество физических лиц и НДС (п. п. 2 и 3 ст. 346.11 НК РФ).
Теперь продемонстрируем на примере, как налогообложение влияет на бизнес адвоката, работающего в адвокатском кабинете (среди адвокатов в России таких большинство), и индивидуального предпринимателя, специализирующегося на оказании юридических услуг.
Адвокат, работающий в адвокатском кабинете, обязан уплатить ЕСН (8%); НДФЛ (13%), налог на имущество физических лиц, если таковое имеется (например, собственный офис в нежилом помещении).
ЕСН уплачивается с суммы доходов за минусом расходов, непосредственно связанных с получением доходов от профессиональной деятельности.
НДФЛ уплачивается с суммы доходов за минусом расходов, непосредственно связанных с получением доходов от профессиональной деятельности и средств, направленных на уплату ЕСН и налога на имущество физических лиц (если оно не является жилым домом, дачей или гаражом).
Индивидуальный предприниматель, применяющий УСН, уплачивает 6% с суммы доходов. От всех других налогов, связанных со своей предпринимательской деятельностью, он в силу вышеупомянутой статьи НК РФ освобожден.
В нашем примере оба лица используют в качестве офиса свою квартиру.
За год доход адвоката от адвокатской деятельности составил 400 000 руб., такой же доход и у предпринимателя. Расходы у них одинаковы – по 120 000 руб. Пенсионные отчисления у обоих составляют 1800 руб. в год.
Адвокат уплатит:
ЕСН – (400 000–120 000–1800) х 0,08 = 22 256 руб.
НДФЛ – (400 000 – 120 000 – 1800 – 22 256) х 0,13 = 33 272,72 руб.
Итого: 55 528 руб. 72 коп.
Индивидуальный предприниматель уплатит:
400 000 х 0,06 = 24 000 руб., т. е. в 2,3 раза меньше.
Притом адвокату придется приложить немалые усилия для того, чтобы, не нарушая адвокатской тайны, доказать зачастую не очень дружелюбному налоговому инспектору, что каждая сумма расходов непосредственно связана с извлечением доходов от адвокатской деятельности. А с 2007 г. он должен будет еще и застраховать риск своей гражданско-правовой профессиональной ответственности, уплатив кругленькую сумму, чтобы, паче чаяния, своим высоким профессионализмом не причинить вреда клиенту.
Условия явно не равные. С одной стороны, это отражается на размере гонораров, а следовательно, на конкурентоспособности наших расценок на рынке юридической помощи, а с другой – наносит удар по кадровому потенциалу корпорации. Ведь талантливые молодые юристы, произведя приведенный выше нехитрый математический расчет, дважды подумают, идти им в адвокатуру или нет. И если ничего не изменится, то в будущем адвокатура потеряет такой сегмент рынка, как услуги в предпринимательской сфере, и вообще не будет иметь адвокатов-цивилистов, специализирующихся в гражданских и арбитражных делах. Такое положение дел может не только значительно обеднить, но и вообще развалить адвокатуру.
Лично я не сторонник ограничений и запретительных мер, таких, к примеру, как отрицание на законодательном уровне допуска в арбитражный процесс в качестве представителей частнопрактикующих юристов-неадвокатов. Мне просто представляется необходимым и справедливым создание равных условий, в том числе и относительно налогообложения. Это предоставит возможность добросовестной конкуренции, повысит качество юридической помощи, поможет развитию независимой адвокатуры, отчего, безусловно, выиграют наши клиенты.