Его возмущению не было предела: «Музей Гуггенхайма не имеет ни четких эстетических стандартов, ни эстетической программы. Он готов с потрохами продаться массово-рыночному менталитету, который рассматривает принадлежащую самому музею художественную коллекцию как материальные активы, которые можно эксплуатировать в коммерческих целях». Однако Эллисона, судя по всему, удручал не только тот факт, что Армани якобы пожертвовал музею пятнадцать миллионов долларов, его раздражали простота выставленных там вещей, а также то, что они принадлежали кинозвездам и использовались в качестве костюмов в голливудских фильмах. «Если вы видели один такой костюм, можете считать, что вы видели их все», — в этих словах он выразил свое недовольство, а также пустил стрелу в адрес вычурного стиля, который использовался для описания костюма Ричарда Гира из фильма «Американский жиголо»: «…„соблазнительная элегантность одежды этого антигероя стала легендой” — и эти слова выбраны для того, чтобы объяснить нам, в чем же состоит уникальность слегка помятого пиджака» (Ellison 2000). Не менее язвительно отозвался о модных претензиях архитектурный критик Деян Суджик, поводом для этого послужила выставка «Радикальная мода», состоявшаяся в 2001 году в Музее Виктории и Альберта: «Мода паразитирует. А вот зебра. Она претендует на место в искусстве, заявляя о своих образных средствах выражения и уникальности. И она настолько в этом преуспела, что начала вытеснять некоторые формы искусства… мода — идеальная форма культуры для ставшего приметой нашего времени ограниченного объема внимания и она стремится заполнить собой вакуум, образовавшийся вследствие оскудения интереса к старым формам искусства.