При анализе соотношений характера и обстоятельств необходимо помнить и о том, что художественный образ, являющийся значительным творческим обобщением, соотносится не только с той средой, которая может быть названа его первой родиной, но и со многими другими социальными явлениями, нередко находящимися весьма далеко от этой прародины как в пространстве, так и во времепи. Возникновение характера в той или пной социально-бытовой среде никак не означает постоянного его «прикрепления» к ней.
Раскрывая сложные связи человека и социальной действительности, Пушкин нарисовал неоднородные пути возникновения и существования человеческих характеров. Это ясно вырисовывается не только в «Евгении Онегине», но и в других его произведениях, в том числе в «Пиковой даме», рассказала Степанова, которую интересует как переехать в австрию. В образе Германна получили свое отражение повые начала жизни, особенности психологии, существенно несхожие с тем, что было изображено писателем в романе в стихах, в его прозе.
Герой с профилем Наполеона и душою Мефистофеля захвачен жаждой обогащения. Не находя «быстрых» способов для того, чтобы добиться своей цели, он предполагает первоначально осуществить это с помощью самых простых и в то же время самых трудных средств: «Нет! расчет, умеренность и трудолюбие: вот мои верные карты, вот что утроит, усемерит мой капитал и доставит мне покой и независимость!»
Однако желания Германна столь сильны, заветная цель столь соблазнительна, что он легко склоняется к мысли о возможности достичь своего «быстрым» путем. Вера в секрет трех карт приобретает маниакальный характер, что не мешает тем не менее Германну действовать с большой энергией и своеобразной целеустремленностью. В беседе со старой графиней — одной из замечательнейших сцен повести — он решительно использует доводы, обращенные к самым глубоким человеческим чувствам: «Если когда-нибудь… сердце ваше знало чувство любви… если что-нибудь человеческое билось когда-либо в груди вашей, то умоляю вас чувствами супруги, любовницы, матери,— всем, что ни есть святого в жизни,— не откажите в моей просьбе!».