Но уже в 1900 году бельгийский модельер Хенри Ван де Вельде продемонстрировал образцы «реформистского стиля» в Керфельде, центре германской текстильной промышленности; и его дизайнерские решения, где не было места корсетам, на смену которым пришла завышенная линия талии, а также лежащий в их основе «архитектурный принцип» были весьма созвучны тому, что делал Пуаре. Даже американская девушка Гибсона, которую многие феминистки воспринимали как прототип «новой женщины» 1890-1900-х годов, могла претендовать на свое местечко на генеалогическом древе, ведущем начало от прерафаэлитов. Создавший этот образ Чарльз Д. Гибсон во время поездки по Европе нанес визит Джорджу Дюморье, который был не только ведущим иллюстратором Punch и одним из лучших и известнейших литографов своего времени, но также «одним из первых членов прерафаэлитского братства» (Banner 1983). В 1890-е годы социализм в Великобритании часто ассоциировался с реформой костюма. Художники-социалисты Уолтер Крейн и Уильям Моррис рассматривали костюм как форму выражения общественных взаимоотношений. Эдит Несбит, автор детских рассказов и жена Хьюберта Бленда, а также известная последовательница фабианства, носила короткие волосы и «социалистические одежды». Артистические или «богемные» наряды такого сорта, по-видимому, часто ассоциировались с полным отказом от условностей и буржуазного образа жизни. До нас дошло описание некоего преисполненного социалистического духа оратора, «свободного и чуждого условностей, как в поведении, так и в манере одежды», а также «донельзя изношенной шляпы, венчавшей его всклокоченную голову» и «колоритного плаща на случай дождливой погоды» (Rowbotham & Weeks 1977:68). Эдвард Карпентер, про-феминистски настроенный социалист, ратовавший также за права гомосексуалистов, обычно носил широкие штаны до колен и сандалии.