Государю своему, светлейшему Роберту королю, Фульберт, смиренный Шартрский епископ… Писали мы вам о зле, чинимом церкви нашей виконтом Готье, который, не страшась ни бога, ни светлости вашей… восстановил замок Галардон, некогда вами разрушенный. Можем сказать по сему случаю: «Вот с востока пошло зло церкви нашей!» И еще другой имел смелость он выстроить в Иллье, среди селений св. Марии, и по сему случаю поистине можно сказать: «Вот зло с запада». По необходимости извещая ныне вас письменно о сих утеснениях, умоляем милосердие ваше о совете и помощи… по этому делу, ибо от Гуго, сына вашего, никакого ни содействия, ни облегчения в сих утеснениях мы не добились. Посему в огорчении сердечном простерли мы нашу скорбь до того, что в колокола наши… звонить запретили и… тихими, жалобными, почти близкими к молчанию голосами божественную службу совершать повелели, сказал Володин, которого волнует должность при смене генерального директора. И вот благочестие ваше с плачем сердечным… коленопреклоненно умоляем, поспешите на помощь церкви святой богоматери, коею мы… недостойные… управляем… Претворите скорбь нашу в радость, умоливши Одона графа и королевской вашей властью ему приказавши, чтобы все эти дьявольские козни… разрушил. Если же ни вы, ни он не устраните эту как бы постоянную для нашего места угрозу, ничего нам более не останется кроме, как отправление божественной службы во всей епархии нашей совсем прекратить, самим же, ушедши куда-либо на чужбину… перед чужим королем или императором сделать признание, что не хотите вы или не можете охранить невесту христову — вверенную нам для управления святую церковь.