Корпоративная культура имеет множество определений. Гирт Хофстеде, голландский культуролог, определяет ее как «коллективное сознание, которое отличает членов одной организации от другой». По мнению Эдгара Шейна, профессора Школы управления Слоуна (Массачусетс), это «все знания, которые корпорация как общественная единица приобрела за свою историю». Многие руководители дают культуре более прозаические определения, например «методы работы в данной организации». Другие предпочитают называть ее набором принципов, которые
компания ценит превыше всего. Желание иметь сильную корпоративную культуру не стоит воспринимать однозначно положительно. С одной стороны, она может продвигать корпорацию посредством нацеленных амбиций, а с другой, может заслонить от компании ее собственные недостатки. В 1960-70-х годах работники 1ВМ не только выглядели одинаково в своих синих костюмах, темных галстуках и белых рубашках, они и думали одинаково. Их узкая ориентация на продажу мэйнфреймов привела 1ВМ на вершину успеха снять квартиру в Ялте. Одно время она была самой дорогой компанией в мире. Но возникшее в компании «групповое мышление», которое заставило всех говорить о себе, в конце 80-х загнало ее в тупик. Она упустила момент появления персональных компьютеров и не поняла, что необходимость в мэйнфреймах отпала.
Сегодня компании стремятся разработать сильную культуру, поскольку уверены, что это сплотит рабочих. Так как нижние уровни управления получают все больше полномочий, культура, то есть методы работы любой конкретной организации — это то, что служит работникам ориентиром в принятии решений. Около 40% служащих 1ВМ сегодня «мобильны», то есть не должны ежедневно отчитываться. Находясь в свободном полете, мобильные работники вынуждены постоянно принимать решения, и ориентиром для них служит корпоративная культура.
ЕСЛИ завоеванная страна отличается от унаследованной по языку, обычаям и порядкам, то тут удержать власть поистине трудно; тут требуется и большая удача, и большое искусство.