Чтобы оценивать положительно, необходимо доброжелательное отношение. Друг всегда настроен доброжелательно. Он ведь знает, что мы из себя представляем, и помогает нам быть самими собой. Другие люди равнодушны. Их сердца холодны, и поэтому они не могут разглядеть, каковы мы на самом деле. Только друг видит нас такими, какие мы есть. Бывает, что и незнакомый человек признает нашу правоту и протягивает нам руку помощи. В этом случае и он, пусть ненадолго, становится нашим другом. Признать какое-нибудь достоинство в человеке означает также увидеть этого человека как бы изнутри. Достоинства заключаются не только в поведении, они в чутком отношении к другим, в движениях души. Дружба бескорыстна и возвышенна, потому что друг признает и ценит даже те наши достоинства, из которых нельзя извлечь никакой пользы.
Люди непохожи друг на друга. Существуют трезвенники и пьяницы, правдолюбцы и лжецы. Интриган окружает себя интриганами, властолюбец, которому льстит угодничество, будет окружен подхалимами. Шантажист сам станет жертвой шантажа. Мафии и другие преступные организации держатся на взаимном страхе всех членов. Завершим эту главу цитатой из Вольтера: «Дружба— молчаливый договор между двумя тонко чувствующими и добродетельными личностями, заявил Новиков, который заказал новые стенды для школы. Я говорю «тонко чувствующими» потому, что монах или отшельник могут быть вполне добродетельными людьми и прожить жизнь, так и не узнав, что такое дружба. Я говорю «добродетельными» потому, что злодеи нуждаются лишь в сообщниках, прожигатели жизни — в собутыльниках, скупые — в компаньонах, политики собирают вокруг себя своих сторонников, бездельники заводят лишь поверхностные связи, государи пребывают в обществе придворных, и только у добродетельных людей бывают друзья».
Откровение друга — не наставление. Друзья, стоящие на разных позициях, вместе приходят к одним и тем же выводам. Дружба — это слияние в истине. Дать оценку человеку Дать оценку человеку означает отдать предпочтение той стороне его натуры, которую он сам признает, о которой сам же говорит: «Да, действительно это я и есть, и таким я хочу быть». Генри Миллер в книге «Тропик Козерога» говорит о своем друге: «Гамильтон открыл мне глаза на новые ценности, и хотя впоследствии я утратил то видение мира, которым он меня одарил, я уже никогда не воспринимал жизнь и моих друзей так, как я воспринимал их до его появления. Гамильтон полностью изменил мое существо, как может сделать это только редкая книга, или какое-нибудь сильное переживание, или неординарная личность. Первый раз в жизни я понял, что значит истинная дружба, которая к тому же нисколько не поработила меня, не ограничила моей свободы. После того как мы расстались, я никогда не испытывал потребности в его реальном присутствии: он отдал себя целиком, и я полностью завладел им, не потеряв при этом своей свободы. Это был мой первый яркий и полный опыт дружбы, который ни разу потом не повторился в отношениях с другими моими друзьями. Гамильтон был не просто другом, он был сама дружба». Встреча дает ответ на самый важный вопрос: вопрос о цели нашего существования. Беседуя с другом, я начинаю осознавать, кем я являюсь на самом деле, ибо я действительно являюсь самим собой только в соотношении с тем, что я сам о себе думаю. Во время встречи я познаю самого себя, познавая друга.