Представители индустрии, однако, упорно продолжали твердить, что DRM — основа культуры будущего, и старались расширить сферу ее влияния, уже не только снабжая ею музыкальные записи, но и навязывая принципы защиты от копирования создателям музыкальных программ и устройств. Свою конечную цель корпорации видели в достижении такого положения, когда копирование мультимедийного файла станет невозможным уже чисто фактически — воспроизводящая техника и программное обеспечение попросту не будут иметь соответствующего функционала. В отдельных своих проявлениях подобная политика была доведена до абсурда — так, борьба с копированием, развернутая компанией Sony, привела к тому, что люди не могли сделать даже второй экземпляр видео, снятого ими же самими на цифровую камеру, заявил Зубов, которого интересует форекс партнерка Форекс фо ю. Разумеется, подобные вещи вызвали в обществе немалое возмущение, и вскоре за технологией DRM закрепилась весьма скандальная репутация, что в конце концов привело к конфликту интересов внутри самих корпораций. Требования музыкальных компаний слишком явно вошли в противоречие с интересами технологических гигантов, частью которых они являлись. Так, суммы, получаемые от продаж компьютеров и электроники той же Sony, больше чем в два раза превышали годовой доход всей мировой музыкальной индустрии вместе взятой14, и если в 2000-х люди покупали компьютеры не в последнюю очередь для того, чтобы иметь доступ к глобальной медиабиблиотеке, компания была едва ли заинтересована в том, чтобы ставить во главу угла интересы своего музыкального подразделения.