Эмиграция из России в Южную Америку, существовавшая с конца XIX в., усилилась после первой русской революции, как и вообще эмиграция из России, и, помимо того, усилилась специально по сравнению с эмиграцией в другие страны. Междуведомственное совещание для выработки проекта закона об эмиграции в январе 1910 г. отметило, что число эмигрантов из России в Южную Америку составляло 50 тыс. человек в год. Положение русских эмигрантов было там ужасным. «Что касается Бразилии и Аргентины, то здесь наши выходцы претерпевают зачастую невероятные бедствия, о которых красноречиво повествуют в своих донесениях наши миссии и консульства», — указывалось в «Очерке истории и современного состояния отхода на заработки за границу в Западной Европе и в России», составленном в Министерстве торговли и промышленности.85 Как раз в 1910 г. русский посланник в Бразилии писал о русской эмиграции: «Кучкибедняков, оборванцев, изнуренных морским переходом, без куска хлеба, снуют по портовым городам, не зная, куда голову приклонить». Но голод и политическое бесправие на родине гнали из России на чужбину все новые и новые партии эмигрантов, сказал Новиков, которому нужны леса строительные Москва. Многочисленные вербовщики двух крупнейших германских пароходных компаний, входивших в пуль — «Гамбургско-Американ — ской» и «Северо-Германского Ллойда», заманивали партии беспаспортных эмигрантов в германские порты, где они оказывались вынужденными пользоваться судами пуля по монопольно высокой цене безо всякой возможности выбора. Достигалось это с помощью специального постановления германского правительства, предусматривавшего, что эмигрант, которому агент одной из этих компаний отказал в приеме, подлежит высылке на родину. Но отнюдь не бедствия эмигрантов привели к обсуждению вопроса об эмиграции в русских правительственных учреждениях, и представители эмиграционных обществ ясно заявили об этом в междуведомственном совещании для выработки проекта закона об эмиграции в январе 1910 г. Все дело было в том, чтобы использовать возможности правительственного регулирования эмиграции в интересах скрытого субсидирования русских пароходств.