В таком контексте желание модно одеться и испытать от этого удовольствие — всего лишь один из примеров массового отказа от индивидуальности. Я же, напротив, уверена в том, что мода — это одна из множества форм творческого и эстетического подхода к жизни, позволяющая находить альтернативные решения. Поскольку, как бы то ни было, мода больше, чем игра; это особый вид искусства и система социальных символов: Постольку поскольку существуют письменность и богатый арсенал визуальных, звуковых и драматических форм самовыражения, у общества есть доступный в любое время… ресурс, с помощью которого можно исследовать буквально по чертежам все запретные, фантастические, достижимые и несбыточные мечты человечества» (Martin 1981: 51). Эта точка зрения куда более демократична, чем элитизм, которым в одинаковой степени страдают многие радикалы — и столпы франкфуртской школы, и Кристофер Лаш, и Стюарт и Элизабет Юэн, и кое-кто из феминисток — одним словом, все, для кого культура потребления не более чем форма «ложного сознания». Помимо прочего, нельзя не заметить, что в то время, пока система образования, в основе которой лежат все те же принципы элитарности, продолжает разочаровывать многих учащихся, эти юноши и девушки умудряются развить в себе исключительно проницательный и изощренный визуальный вкус и умение использовать зримые образы, в том числе и собственную внешность, чтобы делиться с окружающими своими неоднозначными — а зачастую циничными и исполненными нигилизма — комментариями на злободневные темы современной жизни. А вот снаряжение для дайвинга магазин. Именно бессмысленность моды, которую так презирал Веблен, является одним из ее главных достоинств. В этой маргинальной среде, где процветают случайность, декоративность и тщета, может заронить свое семя даже не новая эстетика, а новый культурный порядок.