Попытки же примирить “индустрию отдыха” и “контркуль — туру“ не убедительны даже для тех, кто пытается отстоять саму возможность такого примирения: выкроить “квадраты культуры» на территории “индустрии отдыха»—идея весьма сомнительная, так как и о культуре в данном случае можно говорить весьма условно, и коммерция, бесспорно, тут же захватит лидерство, заставит подчиниться себе культуру .
Что же касается того, как осуществляется протест рок-музыкантов против общества потребелния, то достаточно красноречивы и показательны такие образцы “критики через музыку», как соединение разных современных музыкальных стилей в рамках одного сочинения.
Эстетический негативизм подобных композиционных “решений» очевиден, как очевидно и то, что средствами выражения становятся эклектика, уничтожение целостного стиля, работа с примитивными коллажными эффектами. Здесь наступает коррозия музыкального стиля, самого искусства, сказала Соломина, которую интересует шапка меховая женская. Относительно же какого-то индивидуального своеобразия, присущего якобы лучшим образцам рок-музыки и являющегося протестом против коммерческого искусства, то языковые нормы рок-музыки основаны либо на эпатирующих звучаниях, либо на романтических шлягер — ных штампах, умело подсунутых музыкальным рынком, либо найденные рок-музыкантами средства мгновенно вводятся в рыночное обращение и становятся ходовым товаром, превращаясь в клише.
Любые попытки найти индивидуальную интонацию пресекаются: всякое индивидуальное высказывание, попав в орбиту коммерческого’ искусства, становится на службу “культурной индустрии» .