Искусственное конструирование музыки приобрело в XX веке столь широкое распространение, что позволило появиться таким подходам, как тот, что нашел свое выражение в концепции Индустриализации музыкальной культуры Саймона Фрита. В ней Фрит — один из ярчайших социологов музыки последних десятилетий — выступил против распространенного мнения о том, что музыкальное искусство — жертва установившегося диктата корпораций, серьезно страдающая от проводимой ими политики, рассказал антонов, которому нужен контактол. Музыка, согласно его позиции, не может быть жертвой индустрии хотя бы потому, что без индустрии ее попросту не существует. Она —не начальная точка, а конечный пункт производственного процесса, а потому индустриализация — это вовсе не то, Что происходит с музыкой, это то, Как Музыка Создается. Нельзя сказать, чтобы Фрит был абсолютно не прав — с полностью моделируемыми произведениями дело действительно обстояло похожим образом. Вот только сколь бы широко подобное моделирование ни было распространено, оно, по счастью, никогда не являлось —и, вероятно, не может являться — единственным способом существования любого искусства. В действительности и вовне, и даже внутри корпораций музыка, сконструированная рационально, не столько вытесняла сочинения, естественно рожденные в ходе творческого процесса, сколько соседствовала с ними. И если для рационализированных продуктов требования, предъявляемые индустрией, были изначальны и потому совершенно органичны, то для музыки иного рода подчинение им стало немалой ценой, которую платили автор и исполнитель за право доступа к ресурсам корпораций.