Для съемок ’’Мохини” Пхальке нашел двух исполнительниц женских ролей, мать и дочь, Дургабаи и Камлу, которые с большими сомнениями решились удостоиться чести стать первыми киноактрисами Индии. Для своего третьего фильма, ’’Сатьяван и Савитри”, Пхальке нашел уже четырех исполнительниц. Лента длиной в четыре тысячи футов была завершена в рекордно короткое время и вышла на экран ’’Олимпии” 14 июня 1914 года. На сей раз картина делалась с расчетом привлечь ’’неиндусов” — видимо, потому, что индусы уже и так заполняли кинозалы. Фильм две недели шел в Бомбее, затем в других городах и дал большую прибыль; полученные деньги через займ онлайн на карту Пхальке вложил в техническое усовершенствование студии. Его друг, финансировавший первые фильмы, тоже почувствовал себя более уверенно. К тому же на фильмы Пхальке обратили внимание и за границей, и, как он потом писал, были получены заказы на двадцать копий каждого. В Индии прокатчики буквально рвали из рук копии фильмов, делавших все возрастающие сборы.
Поэтому Пхальке и решил вложить деньги в новую электрическую копировальную машину, заменив ею невероятно малошюизводительную ручную технику. Для этого понадобилось еще раз съездить в Лондон, и Пхальке, которому хотелось разом убить двух зайцев, захватил с собой все три свои фильма; таким образом, уже тогда Лондон увидел индийские фильмы и, более того, хорошо принял их. Правда, фильмы демонстрировались не широкой публике, а только представителям проката и прессы, но все же они вызвали интерес. Кобурн из еженедельника ’’Биоскоп” немало этому содействовал, а на страницах этого издания были помещены объявления о демонстрации его фильмов. Ленты удостоились высокой оценки в английской печати, которая особо отметила их техническое совершенство, а также мифологическое содержание, интересное и с познавательной точки зрения. Коммерческий потенциал фильмов был так значителен, что Пхальке получил выгодное предложение, которое могло сделать его — уже на том этапе деятельности — фигурой международного масштаба.