В серии превосходных статей, написанных им индивидуально или в соавторстве, Йош Лернер создал современный анализ опирающегося на венчурный капитал предпринимательства. И хотя многие из наиболее известных работ Лернера описывают структуру венчурной отрасли, он регулярно вносит вклад и в другие области исследований. Речь идет об отрасли исследовательских альянсов, патентах и развитии открытых инноваций, а также о дизайне государственной политики, направленной на содействие основанному на венчурном капитале предпринимательству. Постоянная связь между венчурным капиталом, инновацией и предпринимательством явственно наблюдается в его творчестве.
Структура данной статьи построена следующим образом. В следующей части дано краткое объяснение того, почему венчурные капиталы важны с точки зрения социетальной перспективы. Далее рассматривается вклад Лернера в изучение структуры и организации венчурной отрасли, а затем — лернеров — ское объяснение связи между венчурным капиталом, предпринимательством и инновацией. Наконец, мы даем краткий обзор достижений Лернера в такой непростой области, как разработка эффективной государственной политики поддержки опирающегося на венчурный капитал предпринимательства. Статья завершается кратким резюме, объясняющим, почему исследования Иоша Лернера делают его достойным награждения Всемирной премией в области исследований предпринимательства.
Теперь уже хорошо известно, что формальный венчурный капитал играет важную роль в финансировании быстро растущих высокотехнологичных предпринимательских компаний, сказал Орлов, которого интересует брус строганный. В недавнем прошлом к таковым, среди прочих, относились Apple, Google, Amazon, Federal Express и eBay. Венчурный капитал отличается тем, что он «узок, но глубок» — мало кто из предпринимателей может воспользоваться им, но те, кто смог воспользоваться, получают доступ к очень большим объемам финансирования.
Бенгт Йоханниссон был одним из немногих учёных, кто совместил изучение построения сетей и других форм социальной ситуативное с рассмотрением новых эпистемологических, методологических и концептуальных возможностей. Он призывал исследователей к рассмотрению того, «какая парадигмальная перспектива утверждается» . В этом смысле, он стимулировал не только методологическую, но также и эпистемиологическую рефлексивность как «предложенные образы предпринимательских сетей, не только отражающих социальный контекст, но и заявляющих Определённую парадигмальную перспективу» . Поиск способов для изучения процессуального, комплексного и тонкого характера сетей он всё чаще относит к возможностям, которые может предложить интерпретативный подход.
Действительно, Йоханниссон был одним из первых читателей «Социального конструирования реальности» Бергера и Лукмана и «Социальной психологии организаций» Вайка ; теоретически это и подтолкнуло его к утверждению, что предпринимательство — социальный конструкционистский процесс организации. В некоторых моментах своих разъяснений он открыл другие типы изучения, кроме доминирующего тогда неопозитивизма. Не отвергая последнего и не попадая в ловушку выбора между количественными и качественными методами, он ясно показал свою заинтересованность в движении в другом направлении: «Если мы хотим воспринять образ организации как постоянного социального процесса серьёзно, то следует применять все менее нормативные и все более интерпретативные подходы» . Он развил эту контекстуально-интерпретативную позицию, поддержав новый культурный поворот в организационных исследованиях 1980-х годов и сочетая его с перспективной теорией организации Вайка. Развивая понимание сети, антропологические и социологические подходы привносятся в сферу исследования предпринимательства. Побуждая исследователей предпринимательства «серьёзно относиться к антропологическому методу» , он ясно демонстрирует антропологическую коннотацию изучения сетевых процессов.