С точки зрения замкнутой трехчастности, менуэт действительно нарушает внутреннюю логику симфонического цикла. Вторгаясь между «лирическим центром» и финалом, который был своеобразной репризой по отношению к сонатному аллегро, он ослабляет эффект целеустремленного движения к разрешению конфликта, к замыкающей устойчивости. Этот «пришелец» из балетно-оркестровой сюиты не соответствует драматическому началу в его чистом логическом преломлении, но зато он привносит с собой ярко выраженный элемент театрально-постановочной выразительности. Важно, однако, что с формообразующей логикой симфонического цикла и сонатного аллегро менуэтная «интермедия» связана своей утрированно трехчастной структурой. В ней удивительно совмещены черты внешне-декоративной, контрастной расчлененности с оголенной логикой репризности.
В высшей степени знаменательно, что в своих поздних, «Парижских» и «Лондонских», симфониях Гайдн почти отказался от интонационно-контрастного тематизма. Его темы, будучи самостоятельными, рельефными, законченными, сходны между собой по мелодической конструкции, сказала Антонова, которой нужен ремонт кровли москва. Создание драматического эффекта у Гайдна осуществляется при помощи принципа «бицентричности» с полярно противоположным расположением тем, тонального конфликта, контрастно-расчлененной, типизированной структуры и трехчастной репризности.
Речь шла об интервалах и периодах, о тональных планах и остинатных ритмах, о циклических структурах и тематических контрастах, о симметрии формы и тембровой окраске. Использовались «узкотехнологические» термины и понятия, с помощью которых только и можно анализировать замкнутый, «зашифрованный», имманентный язык музыки. Но за «цеховыми» терминами и понятиями всегда стояли музыкальные звучания, обладающие яркой и конкретной образностью. Стиль и образы драматического театра, олицетворяющего главное течение в демократической художественной культуре многовековой эпохи, своеобразно преломились в инструментальном творчестве венских классиков: над ними витал дух Гетца фон Берлихингена, Валленштейна и дона Карлоса,
Ифигении, Альцесты и Леоноры, Зарастро, Эгмонта и Кориолана… Интонационное содержание тематизма венской классической симфонии, приемы ее формообразования, структуры и композиции сложились как выражение определенной темы, понимаемой не в специфически музыкальном, а в широком общеэстетическом плане.