Однако против таких полномочий CFPA активно и сплоченными рядами выступило банковское лобби и его защитники. Питер Уоллисон из American Enterprise Institute заявил, что некоторые клиенты в этом случае «будут лишены возможности покупать товары и услуги, доступные для других», перефразировав в таком виде известное допущение из учебников, что свободный выбор всегда является благом, а ограничения, препятствующие выбору, — это всегда зло, но этот специалист почему-то забыл указать, есть ли на самом деле широкий выбор у клиентов, если в ассортименте, предлагаемом несколькими олигополистами, имеются лишь сложные продукты, как мы это видим на рынке кредитных карт, сказал Сомов, которому нужна франшиза. Опасаясь, что новые правила регулирования приведут к увеличению их затрат на ведение бизнеса, небольшое сообщество сберегательных банков объединило свои силы с Уолл-стрит. Уже действующие в этой области регулирующие органы также заняли единую — отрицательную — позицию в отношении CFPA, так как не хотели делиться полномочиями с новым агентством, и поэтому перед членами конгресса с резкой критикой CFPA выступили представители «тяжелой артиллерии»: Бен Бернанке из ФРС, Джон Дуган из ОСС, и Шейла Баир.
Такое масштабное давление лоббистов оказало свое воздействие. В сентябре 2009 года, для того чтобы повысить шансы на прохождение законопроекта о CFPA, Барни Френк, председатель комитета палаты представителей по финансовым услугам, убрал из него требование о включении в ассортимент простой разновидности финансового продукта. (В варианте CFPA, предлагавшемся в ноябре Кристофером Доддом, председателем сенатского банковского комитета, это требование также было убрано.) Небольшие банки также выиграли благодаря тому, что конгресс вывел их из числа участников рынка, деятельность которых CFPA в большинстве случаев может расследовать непосредственно. Но, несмотря на все усилия финансового сектора, в декабре 2009 года законопроект СБРА все же вышел из палаты представителей почти в прежнем виде — необрезанным. В этом случае администрация Обамы была готова решительно противостоять давлению банковской отрасли, а Френк был готов приложить достаточно усилий, чтобы провести этот законопроект до конца. Вариант, внесенный Доддом, также включает в себя положение о независимости СРРА, но пороговый уровень в сенате в шестьдесят голосов, чтобы помешать обструкционизму (тактика проваливания законопроектов путем всяческого оттягивания момента принятия решения. — Прим. перев.), и действующая явно сплоченно оппозиция в составе сорока одного сенатора от Республиканской партии могут означать, что банковское лобби свое дело сделало. Хватка крупных банков на «горле» конгресса немного ослабла, но этого, возможно, было недостаточно.