Мужчины и женщины старше 60-70 лет сегодня с удовольствием надевают джинсы, кроссовки, тренировочные костюмы и флисовые толстовки — совсем как их внуки. Однако спортивная одежда смотрится выигрышно только на стройной молодой фигуре; тренировочный костюм может придать облику пожилого человека некий налет инфантильности, и глядя на него, одетого в это подобие гигантских ползунков, нет-нет да подумаешь: а не впал ли он в детство? С другой стороны, нередки случаи, когда женщина, едва перешагнувшая 40 или 50-летний рубеж, вдруг решает больше не гнаться за модой и из всего возможного разнообразия оставляет на свою долю только черные вещи (причем для этого ей совсем необязательно быть вдовой); хочется напомнить таким дамам, что сегодня мода доступна для всех возрастных групп, а аргумент «нечего пожилой овце рядиться в ягненка» давно устарел и позабылся. Есть что-то парадоксальное в том, что массовый интерес к андрогинным стилям пришелся на 1990-е годы, когда феминизм заметно сдал свои позиции. Согласно широко распространенному, но поверхностному мнению, это отступление было связано с тем, что феминистки достигли своих целей. Реальная ситуация скорее напоминала 1920-е годы, когда молодые женщины достаточно свободно и раскованно вели себя во время досуга, но по-прежнему не чувствовали себя равными мужчинам на работе и в кругу семьи. Статистические данные, связанные со случаями домашнего насилия, остаются неизменными с 1970-х годов; заработная плата, которую получают женщины, повсеместно ниже, чем у мужчин, занимающих аналогичные должности; женщины по-прежнему тащат на себе большую часть домашних обязанностей, забота о детях почти полностью лежит на их плечах. А вот деревянные визитницы. Если у женщины такие высокие заработки, что ей то и дело говорят: «У тебя есть всё», на самом деле это означает, что в жизни она не видит практически ничего, кроме своей работы; в то же время женщина с низкими доходами продолжает, как и во все времена, совмещать низкооплачиваемую работу с бесконечной домашней рутиной.