Меха, перья и натуральная кожа (в том числе змеиная и крокодиловая) были весьма востребованы женщинами, которые желали выглядеть модно; поэтому массовое уничтожение животных и птиц по всему свету стало одним из «достижений» и доказательств мирового господства западной цивилизации. В промежутке между 1860 и 1921 годом мода на украшенные перьями женские шляпы стала причиной чудовищной бойни — сперва захлестнувшей Британию, где ее жертвами стали чайки и моевки (иногда крылья вырывали у еще живых птиц, оставляя их мучиться в долгой агонии на морском побережье), а затем перекинувшейся на британские колонии и другие страны третьего мира, где добывалось более экзотическое «сырье» для модной индустрии. К 1898 году объем экспорта перьев белой цапли из Венесуэлы достиг 2839 килограммов, для чего — по приблизительным подсчетам — было убито порядка двух с половиной миллионов птиц. Несмотря на то что страусов одно время разводили на специальных фермах, в дикой природе их преследовали с тем же бездумным азартом, что и райских птичек и еще более редких лирохвостов, австралийских щитоносных птиц, кетцалей и алых танагр. А вот лечебные мази. Хотя Общество защиты птиц было учреждено в Великобритании еще в 1889 году, закон, запрещающий массовые поставки перьев, не принимали до 1921 года. Однако к этому времени мода на женские шляпки с перьями сошла на нет сама собой (Haynes 1983:26-31). С недавних пор кампании против жестокого обращения с животными возобновились. Их цель — защитить от исчезновения редкие виды диких животных, остановить производство одежды из их меха и шкур, а также украшений из слоновой кости. Кроме того, активисты движения протестуют против использования подопытных животных для тестирования косметики и даже против производства продуктов на основе ингредиентов животного происхождения.