Феминистки первыми почувствовали вкус к ретрошику и открыли для себя магазины подержанных вещей, пожалуй, раньше, чем приверженцы различных контркультурных течений. Комплект из цветастой юбки и пиджака для верховой езды (1977), шляпа «трилби» (1979), старомодный свитер ручной вязки — все эти вещи модный и «анти-модный» мейнстрим позаимствовал в гардеробе феминисток. Некоторые феминистки действительно от всей души презирали юбки и высокие каблуки; возможно, из-за них в обществе сложился стереотип, согласно которому феминистка — это рослая баба в рабочем комбинезоне и башмаках Dr Martens. Кое-кого и впрямь регулярно видели в таком наряде, но, может быть, такой выбор отчасти объясняется желанием этих женщин избежать сексуальных домогательств. Некоторые лесбиянки, стремясь как можно больше походить на мужчин, постоянно одевались в стиле «буч», а те из них, кто к тому же придерживался феминистских взглядов, воспринимали и позиционировали эту манеру одежды как способ гордо заявить о своей сексуальной ориентации. Многие феминистки — даже те, кто никогда не надевал юбок и принципиально не красил лиц, — были без ума от обуви Kickers или носили разноцветные, как радуга, разрисованные вручную башмаки; они украшали себя кольцами и крупными, длинными серьгами из ярких перьев, бусин или из металла; они красили волосы в сочные, сияющие оттенки. Все это не могло не привлекать внимания окружающих, однако направлено оно было не на тело, не на фигуру, а скорее «на периферию». Мода, изгнанная из платяного шкафа, нашла выражение в формах, которые в меньшей степени, не так откровенно подчеркивали женственность и сексуальность. Пусть это и случилось несколько позже, но комбинезоны в конце концов были признаны «модными» и «сексуальными». Иногда одна только мысль об этом предмете одежды вызывала у мужчин приступы безумного возбуждения.