Мода потакает нашим ограниченным вкусам» (Sudjic 2001: 1). Далее он осудил отступничество некоторых архитекторов — в связи с тем что Рем Колхас и Жак Херцог получили от Prada заказ на оформление новых магазинов в Нью-Йорке и Японии, а Фрэнк Гери оформил бутик Issey Miyake в нью-йоркском районе Трайбека. Придерживаясь совершенно иных взглядов на от-кутюр, Кэролайн Эванс подробно рассмотрела радикальные эксперименты некоторых дизайнеров, работы которых были представлены на выставке в Музее Виктории и Альберта, и провела более обобщенный анализ долгосрочных взаимоотношений между модой и искусством. Она описала, как в 1930-е годы Эльза Скиапарелли, в работах которой прослеживается значительное влияние сюрреализма, использовала моду для того, чтобы исследовать роль и место женщины в современном ей обществе, а также, используя зеркальные отражения, элементы маскарада и trompe lbeil (оптические иллюзии), ответить на вопросы о взаимоотношениях между предметами одежды и человеческим телом и о том, как женщина может ре-презентовать свою неповторимость (Evans 1999). А вот мебель белорусская. Во второй статье она защищала неоднозначные в своей зрелищности модные показы Александра Маккуина, во время которых модели появлялись перед публикой, истекая бутафорской кровью, пошатываясь как пьяные, заляпанные грязью, в украшениях, напоминающих кандалы, и головных уборах, похожих на конскую сбрую. Например, в его пятом шоу, которое состоялось в марте 1995 года и называлось «Изнасилование в Высокогорье» (Highland Rape), участвовали «комбинированные жакеты военного образца из фирменной маккуиновской шотландки и мохнатой шерсти, жакеты подчеркнуто строгого фасона с рваными и даже зверски истерзанными кружевными платьями и изодранными юбками. На усыпанный ветками вереска и папоротника подиум пошатывающиеся и истекающие кровью модели Маккуина выходили с диким и безумным видом, их груди и ягодицы проглядывали из кружевных и замшевых лохмотьев, у жакетов явно недоставало рукавов, а обтягивающие латексные брюки и юбки держались так низко на бедрах, что казалось, будто они бросают вызов гравитации» (Evans 2001: 202).