Тем не менее он напомнил аудитории, что культурология, как область познания, сама по себе разнородна, несмотря на то что «деконструкция образа или рассмотрение любого произведения как текстовой структуры лежит в сердце любого обобщенного понятия культурологической методологии» (Breward 1998:306). В исследованиях, проводимых специалистами в области теории культуры, прослеживается явная тенденция уделять особое внимание образному аспекту моды, его символическому и коммуникативному потенциалу. Примером может служить работа Александры Уорвик и Дани Кавалларо, настоящих теоретиков, которые в своей книге «Устанавливая границы» (Fashioning the Frame, 1998) уделили самое пристальное внимание вопросу о том, каким образом одежда устанавливает и очерчивает границы тела. В их понимании «одежда выдвигает на передний план проблему установления физических границ тела» и «создает размытые рамки. Ее амбивалентность еще больше подчеркнута сосуществованием, в пределах этого дискурса, дисциплинарных, регулирующих стратегий и разрушительного потенциала… Одежда представляет тело как лиминальный по самой своей сути феномен, подчеркивая, что оно постоянно балансирует на пороге, разделяющем физическое и абстрактное, буквальное и метафорическое» (Warwick & Cavallaro 1998). Они опирались на теории Мишеля Фуко и психоаналитиков, Жака Лакана и Юлии Кристевой, чтобы исследовать обнаруженную амбивалентность, будучи убежденными в том, что психоанализ способен объяснить «произвол», царящий в системе моды. Отвергнув более грубые определения, называвшие моду служанкой капитализма и патриархата, а ее поклонников безмозглыми жертвами построенной на эксплуатации системы, психоаналитики «обозначили пути, на которых капитализм или патриархат может реально кооптировать человеческую психику в свои действия, и объяснили, почему соблазнам моды так трудно противостоять».