В 1904 г. Одесский биржевой комитет уже непосредственно заявил хлебным биржам в Гамбурге, Генуе, Марселе, Гулле, Ливерпуле, Лондоне, Антверпене, Роттердаме и Париже, что впредь будет руководствоваться в торговых операциях только собственной шкалой расценок. Вслед за тем 30 одесских экспортных фирм сообщили о решении заключать сделки с иностранными потребителями исключительно на основе правил местной торговой биржи и т. д. Разумеется, такие проявления самостоятельности не могли не вызвать сопротивления иностранных экспортеров. Неудивителен был поэтому и протест Лондонской биржи.
Аналогичные демарши имели место и в последующие годы, но они по-прежнему носили эпизодический характер, рассказала Сомова, которую интересует браслеты Sal y Limon. Русские экспортеры все прочнее утверждались в мысли, что только единая организация, проводящая твердую, последовательную политику, сможет отстоять интересы отечественной торговли. На 1-м Всероссийском съезде комиссионеров и коммивояжеров, состоявшемся в Петербурге, об этом было заявлено во весь голос: «В настоящее время мы переживаем период мощного подъема самосознания всего российского купечества, которое хотя и со значительным опозданием против своих западных коллег, но все же сознало необходимость единения на почве защиты своих профессиональных интересов».
Наконец, В 1911 г. при Совете съездов представителей промышленности и торговли было создано Бюро для содействия русскому экспорту. В первом же заседании, состоявшемся 6 октября, наряду с чисто организационными задачами оно рассмотрело и очень важный конкретный вопрос — о нарушении русского хлебного экспорта в Италию в связи с итало-турецкой войной.