В ценах на яйца наблюдались такие же различия и такой же разрыв по сравнению с официальной ценой. В конце 1943 г.—начале 1944 г. официальная цена была установлена в 28 франков за дюжину, в то же время на черном рынке Парижа за дюжину яиц платили 144 франка, а в деревнях цена на яйца на черном рынке составляла примерно 72 франков. В ценах на мясо разрывы были менее значительны: в Париже в конце 1943 г. цена на черном рынке чаще всего была вдвое выше официальной. Цена же на сахар на черном рынке превышала официальную цену в 15 раз.
Еще труднее проследить за ценами черного рынка на промышленные товары; здесь рынок гораздо менее унифицирован и первостепенную роль играют деловые связи. Наблюдение показывает, что в этой области превышение. Цен по сравнению с официальными колебалось между 50 и 200—300% и что цены на черном рынке были чрезвычайно неустойчивы: каждое событие, предвещавшее сокращение продолжительности войны, вызывало резкое снижение цен на промышленные товары.
Как видно, рискованно делать выводы из анализа цен черного рынка. Официальные цены, конечно, являются лучшим мерилом обесценения денег.
Однако при оценке движения реальных доходов необходимо принять во внимание, что большинство потребителей в большей или меньшей степени снабжалось по более высоким ценам, чем цены официального рынка.