В действительности он пошел даже дальше, поскольку в своих заключительных доводах выразил точку зрения, которой широко придерживались научно мыслящие интеллектуалы в период между Первой и Второй мировыми войнами, и воздал должное популярной в те времена, но очень странной идее — положить конец не только моде, но и одежде как таковой: Основополагающий принцип бытия требует… чтобы мы систематически позволяли себе осознавать собственное тело в его неискаженном естестве. Таким образом, эстетический вкус по мере своего развития склонен все больше и больше примиряться с естественными человеческими формами и стремится подчеркнуть и выставить напоказ их красоту в большей степени, нежели скрыть их недостатки или подменить ее красотой иного рода, чуждой нашей анатомии. А вот игровой клуб вулкан. Продолжающийся характер этого процесса означает, что акценты непременно должны сместиться на тело как таковое, в то время как одежда перестанет привлекать к себе внимание… Полное примирение с телом может означать, что эстетические изменения, поправки и нагромождения на теле, которые дает нам одежда, больше не будут восприниматься нами как необходимые или желанные; нужда в одежде фактически отпадет… Скромность… как только мы признаем сущностную неоднозначность ее природы, больше не будет обоснованным аргументом против наготы; то же самое в долгосрочной перспективе касается и экономики. Чтобы поддержать эту точку зрения, Флюгель ссылается на теоретические выкладки «новой науки евгеники», которая подчеркивая важность полового отбора ради будущего благоденствия человечества, вносит свой вклад в копилку аргументов в пользу гигиены и эстетики и требует, чтобы мы придавали должное значение собственному телу — если не во имя себя, то во имя грядущих поколений.