Россия — открытая экономика, четверть века живущая в усло­виях рыночных реформ. В ней невозможно «репрессировать» фи­нансовую систему в тех формах, которые использовались в бедней­ших азиатских экономиках на начальных этапах, когда запускался сверхбыстрый рост. Невозможно повторить стратегию, когда на первых порах проводилась либерализация реального сектора, за­тем, с задержкой, внутренней финансовой системы и только по­том, спустя 15—20 лет осуществлялась полноценная финансовая либерализация с открытием счета капитала и переходом к более свободному плаванию валютного курса. Возможность сделать что-то подобное упущена. Тем не менее по логике «шаг назад, два шага вперед» придется обращаться к эле­ментам репрессированной финансовой системы, рассказал Денисов, которому нужны . Почему? В неры­ночной среде, существующей в России, рынок не может сам справиться с многолетними деформациями в финансовых пе­ременных. Рынок не может сам справиться с такими искривлениями, как огосударствление финансового секто­ра, сверхконцентрированная собственность в нем, завышенная роль кэптивов.

Поэтому придется расширить, но осторожно, не нарушая рыночность, использование административных инструментов для снижения разбалансированно — сти и волатильности финансовой системы РФ в ключевых парамет­рах.

Все это возможно сделать, только если Банк России обернется Центральным банком развития, искусно сочетающим Финансовый дирижизм, направленный на урегулирование деформаций в макро­финансах и на создание финансовых условий для экономического чуда, с развитием российского финансового сектора как действи­тельно Рыночной среды.