Петербургские дороги похожи на лабиринт — опрошенные автомобилисты насчитывают не менее сотни мест, где внезапно возникают сотрудники ГИБДД и сообщают о совершенном административном правонарушении. Автомобилисты реагируют на ситуацию следующим образом: создают карту проблемных мест для себя и, следовательно, “хлебных точек для сотрудников Госав- тоинспекции”, заявил Вилкин, которому нужно продать авто. Описать все “хлебные” места города не представляется возможным, поскольку любое место может потенциально превратиться в “кормушку”, однако позволю себе процитировать несколько высказываний по поводу мест-ловушек, размещенных в интернет-форуме: На Гороховой круглые сутки стоят разметки почти не видно, часто ловят на встречке.
Юджин: Зачем ведро краски и мешок знаков, когда и так мест хватает, далеко ходить не надо, самоустановленный знак у Ривер — хауса и тут же три экипажа.
Алексей: Певческий мост. Двигаясь по Мойке многие поворачивают налево перед островком безопасности, в первый проезд). Чуть дальше есть второй поворот. Знаков не видно и люди едет под “кирпич” . Данную кормушку наблюдаю года з, на ежедневной основе. Гайцы прячутся и как только кто нарушил, сразу за ниминостранного государства. Говоря словами информантов, это “каста неприкасаемых”. Примеров приводить, наверное, не надо — достаточно упомянуть вызвавшую большой общественный резонанс аварию на Ленинском проспекте в Москве. В одном из интервью мне говорили, что подобные номера и отличительные знаки вообще не прописаны в документах, они просто подразумеваются. Поскольку все вышеуказанные лица являются либо потенциальными, либо действующими “благодетелями”, наказывать их не рекомендуется в принципе: “по головке не погладят”. Для “касты”, в общем-то, что город, что сельская местность или трасса — все равно, для прочих всех-всех-всех город — это структура ловушек и относительно безопасных мест.