Побег слушателя от развития, от выхода за пределы личных стереотипов обкрадывает в конечном итоге его же, но, безусловно, не может обойтись и без последствий для самой музыки. Там, где аудитория предельно раздроблена, где правит бал фрагментация, от экстремизации вкуса не застрахован уже и сам творец, музыкант, рассказала Семенова, которой нравиться верхняя одежда на https://justbutik.ru/catalog/women-outerwear/diesel. Вся новая реальность провоцирует его устанавливать для себя узкие рамки, ориентироваться на специфический сегмент публики, становиться нишевым — что порождает, в свою очередь, новую порцию вопросов и опасений. Не закончится ли вместе с эпохой массовых хитов и звезд и эпоха Великих произведений? Не обернется ли триумф длинного хвоста засильем музыки местечкового значения? Не окажется ли прав Фрэнсис Фукуяма, утверждавший, что любые внеиерархичные самоорганизующиеся системы — а значит, и система социальной жизни музыки цифровой эпохи — способны породить лишь Культуру с маленькой буквы?60 Культурное пространство длинного хвоста — пространство, составленное множеством микрокультур,что оно вообще такое? Не по форме распределения музыкального спроса — по существу… Не кроется ли истина в словах Эндрю Кина о том, что настоящий талант — ресурс в каждом поколении стабильно ограниченный, а значит, творческий взрыв в хвосте обеспечивают исключительно бездари и графоманы?61 Даже если Кин перегибает палку, — а он, безусловно, перегибает ее — вопросы остаются. Пусть каждый артист в хвосте талантлив по-своему, но как вообще сравнить вес музыки, объединявшей миллионы, становившейся символом целых эпох, отправлявшейся в космос как наследие всего человечества, его лицо, послание другим цивилизациям, с суммарным весом произведенного множеством ниш, каждая из которых имеет ценность лишь для горстки разрозненных индивидов? Сегодня довольно сложно найти однозначные ответы даже только на эти, собственно музыкальные вопросы, однако процесс демассификации, развернувшийся в современной культуре, связан и с куда как более масштабными проблемами, выходящими далеко за рамки одной только сферы искусства. Во многом проблемы эти питает все та же почва — информационная фильтрация, влияние которой давно расширилось за пределы музыкальных навигационных систем, став едва ли не повсеместным и заставив тем самым говорить о принципе адресности уже как о серьезной Глобальной угрозе.