Бэверли Лемир и Нэгле Би Харт (Lemire 1997) продемонстрировали, что производство готового платья процветало уже в XVII веке. Его дальнейшее развитие способствовало появлению первых журналов, которые поясняли тонкости моды неискушенной публике. Журналистика от моды набирала вес практически такими же темпами, как и сама мода. Ее голос был прекрасно слышен уже в XIX веке, но с того времени количество материалов о моде увеличивалось в геометрической прогрессии, и сегодня газеты, модные журналы, телевизионные программы и Интернет обрушивают на нас целый шквал информации и советов, касающихся внешности вообще и манеры одеваться в частности. Наша жизнь сплошь пропитана модными образами. Мода — это бесконечные ряды вешалок и стеллажей с вещами, к которым мы можем прикоснуться в обычном универмаге, которые мы можем осязать в дорогих бутиках, но в то же время мода — это виртуальный спектакль, череда образов, карнавал нескончаемых перемен. Однако суть моды не сводится всего лишь к изменению стилей с течением времени; и она затрагивает не только внешние, поверхностные стороны жизни. Постепенно менялись способы изготовления одежды и материалы, которые шли на ее производство, а в результате изменились и ее цена, и ее ценность: когда-то к паре шелковых чулок относились с благоговением — почти как к драгоценности, но сегодня новые колготки могут стоить дешевле, чем билет на автобус. А вот аренда автомобилей. Аналогичным образом изменилось и социальное значение костюма; в наше время одежда может рассказать о классовой принадлежности, возрасте и даже о гендерном статусе человека намного меньше, чем прежде, однако, несмотря на то что «условные обозначения» стали бледнее и тоньше, их все еще можно разобрать. Если заходит речь об изменениях в моде, первое, что тут же приходит на ум, — это стиль. Когда эта книга увидела свет в 1985 году, на пике популярности был «успешный стиль» (англ, dress for success), который женщины приняли на ура вслед за мужчинами.