Глубокие познания в области традиционного искусства, классической музыки и «высокой культуры» в целом, а также забота об их сохранении расцениваются как претенциозность и вредоносное влияние буржуазных норм. Самый экстремальный из известных мне примеров такого мировоззрения — это презрение радикальных феминисток к творчеству Тинторетто и Рубенса, выраженное в словах «все эти титьки и задницы» или еще проще — «порнография». Однако фарисейский характер таких настроений рано или поздно становится очевидным, в последние годы этому несколько раз способствовали «серьезные» британские издания, публиковавшие статьи об отношениях феминизма и моды, рассказала Антонова, которая собралась купить платье оптом интернет магазин. Один читатель (мужчина) под впечатлением от такого материала написал в Guardian: Сила феминистского движения в том, чтобы не полагаться на такие поверхностные взгляды, — их ряды прирастают в силу того, что женщинам приходится жить в условиях патриархальной среды. Они борются с угнетающим их обществом — но эта борьба обречена на поражение, если они считают, что обязаны соответствовать моде, которую навязывает им это общество» (Wilson 1982).
В свою очередь, женщина высказалась так: Не может быть, что я единственная на свете женщина, которая поутру натягивает на себя футболку и юбку/брюки и еще джемпер (связанный мамой по старому образцу), если день обещает быть прохладным… Я ношу те же летние платья, которые носила два года назад. И что такого? Они же не износились. Я не имею ни малейшего представления о том, что происходит в далеком, неведомом мире моды. И, что странно, мне почему-то кажется, что не я одна не в курсе». Не так давно похожие материалы появились на страницах феминистского журнала Spare Rib. Вот что написала одна из его читательниц (Spare Rib, № 139, ноябрь 1983 года). Недавно я стала мишенью для критики со стороны женщин… потому что им не нравятся моя манера одежды и прическа (то есть мой „ирокез», ремни и т. п).