Она не сомневалась, что работа Маккуина имеет глубокий политический смысл в момент культурной травмы. Вместо того чтобы идти на поводу у тех, кто высказывал поверхностные суждения о том, что увлеченность модой всегда является признаком банального ума, она смотрит глубже и приходит к выводу, что во времена всеобщего помешательства на имидже и стиле и легковесного отношения к жизни, средства, которыми располагает мода, могут быть вывернуты На изнанку ради выражения радикальных политических взглядов, что поднимает ее выше критических замечаний и упреков в эфемерности и непостоянстве8.
Выставка работ Мартина Маржела 1997 года еще больше сблизила моду с искусством. Маржела славится тем, что часто использует в своем дизайне бывшие в употреблении предметы одежды. Для этой выставки он отобрал предметы из своих старых коллекций и подверг их воздействию грибка, плесени и бактерий. За то время, пока длилась выставка, колонии этих микроорганизмов разрослись, из-за чего вид вещей существенно изменился. Например, материалом для одного из его произведений послужили два нарядных платья, сохранившихся с 1940-х годов, — взяв от каждого из них по одной половине, дизайнер создал свое оригинальное «новое» платье. Теперь перед публикой предстали «их и без того нестройные узоры из розочек, совмещенные с гладким маркизетом и покрытые сеточкой, образованной колонией желтых бактерий; искусственная вековая патина за несколько дней покрыла платья, которым в действительности было не более пятидесяти лет» (Evans 1998: 77). Тут можно купить профнастил в екатеринбурге. По мнению Эванс, обращаясь со своими творениями таким странным образом, Маржела отсылал нас ко всей истории рынка подержанных вещей, хотел, чтобы мы вспомнили старьевщиков XIX столетия и задумались над тем, как предмет одежды постепенно обрастает воспоминаниями, пропитывается ароматами прошлого и в то же время продолжает оставаться «пристанищем» для неизбежно меняющегося с течением времени тела (а быть может, и для самой души) (см. также: Evans 2003).