Согласно этой идеологии, свободный стиль в одежде подразумевает создание собственного образа при помощи вещей, выбранных на свой вкус. Идея свободного выбора сослужила добрую службу современному феминизму. Возможно, феминистки могли бы с этим поспорить. Но, скорее всего, они не осмелятся, так как идея свободного выбора набрала слишком большую силу в западном обществе. И все же в действительности «свободный выбор» — это миф, несовместимый с верой в то, что человек — «продукт социума», которой преданно служат настоящие феминистки (по крайней мере, если верить им на слово). Концепция социальной обусловленности основана на следующей точке зрения: в момент рождения ребенок обладает огромным потенциалом, чтобы развиваться в самых разных направлениях; этот потенциал в определенной степени ограничен генетической наследственностью, а его реализация — что еще важнее — зависит от воздействия внешней среды, которая формирует жизненный опыт и предоставляет сравнительно благоприятную или неблагоприятную почву для роста. Многие из важнейших аспектов этого развития связаны с ранним детством. По мере взросления наша способность к свободному выбору становится все более ограниченной, что обусловлено тем, в каком направлении развивается личность как таковая, а также — в равной мере — внешними, не зависящим от нас обстоятельствами, такими как классовая и гендерная принадлежность, уровень достатка, возраст и даже то место, где мы проживаем. А вот утилизация масел. Несмотря на очевидное согласие с этой моделью «социальной обусловленности», многие феминистки продолжают обсуждать проблему морального выбора так, словно мы все абсолютно свободны в своих поступках, — как будто они никогда не слышали избитый, но разумный афоризм: «Люди сами творят свою историю, но им приходится делать это в обстоятельствах, которые они не выбирали».