Впоследствии протест против господствующего положения «белой культуры» и отказ ему подчиняться приняли более осознанный и явный характер. В моде на естественные, мелко вьющиеся «африканские» волосы и в девизе «Черный — значит красивый» (Black is Beautiful) было значительно больше идеологии, открыто утверждающей ценность неповторимого «черного» опыта, рассказал Сомов, которого интересует доставка песок. До 1960-х годов у большинства черных женщин и мужчин, живущих в западных странах, перед глазами были только белые «эталоны красоты», и они выстраивали собственный образ, подражая их примеру. Даже звезды эстрады, такие как участницы группы Supremes и Ширли Бэсси, выпрямляли волосы или носили парики. Хотя мода как таковая не имеет ничего против этнического многообразия, положение дел долгое время оставалось таким же, как в 1920-е годы, — просто потому, что она сторонилась всего «слишком экзотического». Действительно, Дониэйл Луна, в 1960-е годы ставшая первой знаменитой на весь мир черной топ-моделью, пользовалась спросом на модном рынке как создание не просто экзотическое, но скорее даже диковинное («Это самолет? Нет. Это птица? Да… это Дониэйл Луна»), несмотря на то что для нее самой такое отношение — как к любопытному объекту — было невыносимым (Keenan 1977:178). Тем не менее в 1960-е, 1970-е и 1980-е годы появилось несколько разных стилей, «черное» происхождение которых не вызывало ни малейшего сомнения: одни — абсолютно оппозиционные, другие — комбинированные, например сочетающие в себе исконно африканские черты с заимствованиями из западной моды. В Британии мужчины-растафарианцы носят длинные дреды, надевая поверх них высокую, словно императорская корона, шапку, связанную из красных, золотисто-желтых и зеленых ниток. Это явный и осознанно подаваемый сигнал, который указывает на идеологическую принадлежность человека и одинаково понятен как его друзьям, так и недругам.