Райне и Розен провели широкомасштабный опрос специалистов по человеческим ресурсам, касающийся вопросов многообразия. Там, где успешно применялись соответствующие программы культурного разнообразия, имелась поддержка со стороны топ-менеджеров, а также большее внимание уделялось задаче достижения многообразия. Успех этих программ также был связан с обязательным посещением их всеми менеджерами, отсроченной оценкой результатов обучения, поощрением со стороны менеджеров проявления многообразия, а также пониманием последнего в широком смысле слова. Однако некоторые критики полагают, что в целом тренинги восприимчивости к многообразию не приводят к успеху. Хемфилл и Хайнс, которых интересуют Гостиницы в Алматы, напоминают, что компания Texaco выплатила компенсацию в размере $176 млн по иску о расовой дискриминации, а более 5000 женщин подали в суд на армию США с обвинениями в сексуальных домогательствах. Обе эти организации проводили тренинги восприимчивости к многообразию. Авторы полагают, что нельзя заставить людей изменить свое мнение относительно друг друга, но организации должны полностью искоренить дискриминацию и сексуальные домогательства.
Ронен рассматривает более узкую область тренинга восприимчивости — работу за границей. Потребность в подобном обучении обусловлена двумя причинами. Во-первых, ростом числа людей, назначаемых на такие должности, а во-вторых, относительно высоким уровнем неудач у менеджеров, занимающих подобные позиции. Спрайтцер, Мак-Кол и Махони разработали методику оценки для раннего выявления способности к международной деятельности. Она основана на оценке определенных способностей и умени я обучаться на опыте у потенциальных руководителей международного уровня. Дотлич приводит данные опроса менеджеров США, живших за границей или выезжавших туда, относительно трудностей в их работе. Следующие два отрывка позволяют получить представление о выявленных результатах.
Время как культурная ценность — то, что мы не понимаем, пока не оказываемся в другой культуре. Мне потребовалось б месяцев, дабы смириться с тем фактом, что собрания моих работников никогда не будут начинаться вовремя, а с опозданием минимум на 30 минут, и никого, кроме меня, это не будет беспокоить.