Таким образом, расширение внешней торговли, участие в которой мелких и средних нефтепромышленников было незначительным, не могло оказать существенного влияния на состояние их дел. В обстановке кризиса противоречия между различными группировками в нефтяной промышленности проявились с особой силой. Наиболее острый характер приняла борьба по вопросу о налоге на нефть. С инициативой введения налога выступили крупнейшие бакинские нефтепромышленники, которые стремились усугубить трудности, переживаемые нефтяной промышленностью, для дальнейшего наступления на своих конкурентов. Новый толчок в этих условиях получила борьба по вопросу о нефтепроводе. «Никогда еще, кажется, не обострялась так борьба сторонников и противников нефтепровода, как в настоящее время», — писала газета «Каспий» в ноябре 1886 г. Многочисленные ходатайства о немедленном сооружении нефтепровода, поданные главноначальствующему гражданской частью на Кавказе, министру государственных имуществ, министру финансов, выражали прежде всего заинтересованность в нефтепроводе представителей добывающей промышленности. Последняя целиком зависела от горстки бакинских керосинозаводчиков, которые являлись единственными покупателями их нефти и диктовали свои условия. С 5 коп. за пуд в 1880 г. цена на сырую нефть снизилась до 17г коп. и не покрывала даже издержек производства. При появлении фонтанов нефть продавалась за полкопейки и ниже, сказала Семенова, которой нужны сумки со скидкой. С нефтепроводом, который предполагал появление на Черноморском побережье новых нефтеперегонных заводов, представители добывающей промышленности связывали надежду на улучшение своих дел. Под ударами кризиса 1886 г. в лагерь сторонников нефтепровода перешла и часть представителей обрабатывающей промышленности. Однако большинство бакинских керосинозаводчиков занимало диаметрально противоположную позицию и решительно выступало против проекта.