«Символизм и иерархизм — такова формула сред¬невекового мировоззрения, и такова формула всей средневековой культуры. Вещи не просто Могут быть символами, не мы вкла¬дываем в них символическое содержание; они Суть символы, и задача познающего субъекта сводится к раскрытию их истинного значения. Для того ведь твари и созданы Богом, чтобы быть символами и слу¬жить к научению людей». П. М. Бицилли добавляет: «Символичность мира — первое условие миропорядка. Второе — иерархичность. Легко понять внутреннюю связь обоих принципов» . Но полное и подлинное значение этих символов ведомо лишь Богу, который и является их творцом. Символы эти обращены к человеку — «венцу творения», ко¬торый своим телом принадлежит материальному миру, а душой уст¬ремлён к Богу.
Поскольку мир не представляет собой чего-то самостоятельного, постольку познание его ради него церковью не поощрялось, а на более ранних этапах и преследовалась. Знание считалось если и не всецело греховным, то бесполезным и даже излишним для спасения. «Царство природы рассматривалось или как препятствие, или же, напротив, как подтверждение царства благодати, иначе говоря, с точки зрения идеи спасения. Интерес к физике как таковой, к материальной природе без каких бы то ни было моральных целей и заключений считался если не греховным делом, то праздным любопытством, не достойным серьёз¬ного философского исследования». Этим и объяснялось то, что наука в средневековой Западной Европе длительное время практически поч¬ти не развивалась. Главный предмет познания, согласно церкви, — Бог, ибо именно он считается Истинной. Согласно Фоме Аквинскому, «по¬знание истины двояко: одно происходит через природу, другое — через благодать.