Так позорно и безрезультатно для самого Гарибальди кончилась его поездка в Англию в 1864 г. Это лишний раз показывает, как далеко заводили иногда Гарибальди его «голый практицизм», его неразборчивость в средствах для достижения объединения Италии. По поводу этой провалившейся поездки Гарибальди в Англию Энгельс писал: Гарибальдиевщина получила достойное завершение. Способ, каким ему дали по шапке, после того как лондонские щеголи разглядывали его в продолжение целой недели, уж очень хорош и чисто английский. Для всякого иного человека кроме Гарибальди это было бы гибельно. Но даже для него это совершенно исключительный позор — послужить для английской аристократии чудом на девять дней и затем быть выброшенным за дверь… Как бы там ни было, кто теперь уж не понял совершенно буржуазного характера этого господина, тому уж ничего не выяснишь. Между тем объединительное движение в Италии не утихало. И как бы предательски король ни лавировал, он все же не мог отделаться от венецианского и римского вопросов. Чтобы избегнуть революционного разрешения этих вопросов снизу, он должен был искать пути их разрешения на основе соглашения с Бонапартом и Францем-Иосифом. Вначале у короля была мысль купить Венецию у австрийского императора. Затем ему на помощь пришли Бисмарк и Наполеон. Дело в том, что Пруссии нужен был союзник в подготовляемой войне с Австрией. Тогда по инициативе Бисмарка и при посредничестве Наполеона было заключено соглашение между Италией и Пруссией, по которому Бисмарк обещался помочь Италии приобрести Венецию за ее участие в австро-прусской войне. Когда в 1866 г. началась эта война, Гарибальди снова участвовал в ней со своим отрядом красно-рубашечников.

Вначале итальянские войска потерпели несколько поражений, но после битвы при Садовой Австрия вынуждена была сдаться и при посредничестве Наполеона предложила Пруссии и Италии мир, согласно которому она уступала французскому императору Венецию для передачи ее Италии. Видя энтузиазм итальянских солдат, особенно гарибальдийцев, король не посмел заключить мир, отдававший Италии Венецию как французскую подачку, и война продолжалась. После некоторых поражений Австрия согласилась признать Италию победившей и уступить ей Венецию. Таким образом не присоединенным к Италии оставался теперь один лишь Рим. Но если в отношении Ломбардии и Венеции Бонапарт пошел на уступку в счет компенсации за Савойю и Ниццу, то в отношении Рима он ни на какие уступки пойти не хотел, не предвидя более компенсаций за это. Главным же образом Бонапарт хотел сохранить за папой католический Рим как центр европейской реакции. Борьбу за Рим, как это было и раньше, начали народные массы. Осенью 1867 г. Гарибальди снова делает попытку завоевания Рима. Тогда итальянское правительство посылает свою армию против Гарибальди. Бонапарт не полагается на одних пьемонтцев и посылает свою армию для защиты папы. 3 ноября в битве при Ментане Гарибальди потерпел сильное поражение. Итальянская, папская и бонапартистская армии сообща расправляются с храбрыми гарибальдийцами. Много раненых, убитых и пленных. Командующий французской армией телеграфирует Бонапарту, что «ружья «шасспо» чудесно действовали». А король-освободитель» Италии Виктор-Эммануил II под конвоем отправляет героя Гарибальди на Капреру. Так кончился последний поход героя Италии, «героя в античном духе, который мог творить — и творил чудеса.