В первые годы эта тема была важнейшей для участниц современного движения за равноправие женщин, однако средства массовой информации упорно и вполне осознанно «путали» анти-сексизм с «анти-сексуальностью». Между тем среди феминисток бытовали две совершенно несхожие точки зрения на культуру. Одни искренне осуждали любые аспекты культуры, порождающие или способствующие распространению сексистских идей и сексистского (то есть, как многим из них казалось, «грубо похотливого» и «порнографического») способа изображения женщины и женственности. Другие, напротив, склонялись к популистскому либерализму, доказывая, что критика любых увлечений, которые доставляют удовольствие женщинам, будь то чтение дешевых любовных романов или погоня за модой, — это не более чем проявление высокомерия; такой подход был одним из частных проявлений общего интереса интеллектуалов к массовой культуре, о котором мы говорили в одной из предыдущих глав. В основе обоих подходов скрывались дискурсы, уходящие корнями в историю культуры. С одной стороны, свое влияние продолжал оказывать сложившийся еще в прошлом столетии культ естественных наук, который мы обсуждали в связи с утопиями; но в то же самое время многие феминистки следовали либералистским убеждениям XIX века и/или их современным интерпретациям, даже несмотря на то что они противоречили более авторитарному и влиятельному «фабианскому утилитаризму». Хотя две эти точки зрения совершенно несовместимы, они не вызвали громких и открытых споров в рядах феминистского движения. Возможно, они отражают более глубокий раскол, который, как принято полагать, является сегодня скрытой причиной многих политических споров, — раскол между…с одной стороны, теми, кто ратует за «культуру личности» и стремится выразить свое истинное „я“. А с другой стороны, теми, кто в своих действиях руководствуется убеждением, что всякое взаимодействие между людьми зависит от способности приспосабливаться, кто настаивает на том, что главным достижением является жизнь больших городов с ее непредсказуемостью, изменчивостью ее кодов и связанными с ней опасными играми» (Chalmers 1983).