Духом этих неразрешимых противоречий отмечено множество споров, ведущихся в феминистских кругах, например дискуссия о гетеросексуальной любви, дебаты вокруг порнографии и «дамских» романов, а также споры о том, как должна одеваться настоящая феминистка и имеет ли она право приукрашать себя. Некоторые феминистки видят в мужчинах — по крайней мере в мужчинах из так называемого «патриархального общества» — угнетателей женщин и убеждены в том, что установленная ими для женщин субординация основана на эксплуатации их сексуальности; в то же время они признают, что большинство женщин, в том числе и феминистки, хотят эмоционального и сексуального контакта с мужчинами, — таким образом, перед ними возникает еще одна неразрешимая проблема. Плодотворный синтез тезиса и антитезиса невозможен в принципе; такая диалектика может только ранить. А вот свадебный фотограф. Конечно, среди феминисток были и те, кто доказал, что для женщины нет ничего лучшего, чем следовать за собственными желаниями, в каком бы направлении они ни вели; садомазохизм среди лесбиянок почти всегда находил оправдание в их глазах, но их аргументы в равной степени поддерживали и гетеросексуальные отношения в любых проявлениях (см.: Snitow, Stansell & Thompson 1984). В то время, пока одни феминистки доказывали, что порнографическая литература способствует реальному насилию над женщинами, другие отстаивали наше право читать такие книги и — почему бы нет — испытывать от этого возбуждение. В спорах о «дамских» романах точно так же с одной стороны участвовали моралистки, которые обвиняли бульварное чтиво в распространении ложных ценностей и называли их инструментом идеологического порабощения женщин, а сторону защиты представляли гедонистки, видевшие в нем некий полет фантазии и эротический потенциал.