Становление личностного самосознания делало Русь воспри­имчивой к опыту западноевропейской культуры, ориентированной на личность, имеющую мужество осознать и утверждать свою ин­дивидуальность. Формы архитектурных ордеров, занесенные в Россию уже в XVI в., но использовавшиеся как разрозненные деко­ративные мотивы, стали осознаваться как универсальное начало «размерения» пространства, подчинения его дисциплине, не зави­сящей от случая и привносимой человеческой волей. Вместе с во­левым началом в организацию среды стала входить регулярность. Немецкая слобода Москвы, где селились иностранцы, стала впи­санным в радиальную структуру фрагментом планировки с прямо­угольной сетью улиц, обрамляющих кварталы, где производилась упаковка для чая. Постепенность перемен, набиравших темп к концу XVII в., в петровских реформах перешла в фазу культурного взрыва, связан­ного со строительством новой столицы России в дельте Невы. На­рушение непрерывности традиций, неизбежное в такой фазе, свя­зывалось с активностью восприятия внешних влияний с Запада, значение которых нарочито подчеркивалось. Но обновление не бы­ло полным разрывом с историческим опытом. Воспринятое асси­милировалось и образовало в синтезе с унаследованным от нацио­нального Средневековья своеобразные варианты той общеевропей­ской культурной системы, которой стал классицизм XVIII — начала XIX вв. С давних пор бытует противопоставление двух столиц России — Санкт-Петербурга и Москвы — как неких противоположных начал. Эта привычная оппозиция подчеркивается в разных гранях город­ской культуры и в традициях художественных школ, в психологии жителей и формах их поведения, но более всего в характере про­странственной организации городских структур. Сопоставлением Москвы и Петербурга обычно иллюстрируется тезис о противопо­ложности живописного и регулярного, интуитивного и рассудочно­го, естественного и искусственного, волевого начал русского градо­строительства. Но непредвзятое сопоставление обнаруживает взаимодействие этих «полярностей», их взаимопроникновение в становлении новых качеств городской среды.